Кто же они...

 История знает много примеров по оказанию военной и интернациональной помощи другим государствам. В свое время Фидель Кастро высоко оценил политическую, экономическую и военную помощь со стороны Советского Союза, иначе революция была бы обречена на поражение.

  Благодаря всесторонней помощи и поддержке, которую оказали Демократической Республике Вьетнам Советское государство и другие социалистические страны, героическому вьетнамскому народу удалось защитить свою родину от агрессоров.

  Выполнение интернационального долга со стороны как Вооруженных Сил Советской Армии, так и армий стран-участниц Варшавского договора по защите социалистических завоеваний и борьбе с контрреволюцией, нашло свое отражение в документах ХIV съезда Компартии Чехословакии в 1971 году.

  Советские воины с чувством высокой ответственности выполнили свой патриотический и интернациональный долг.

  Однако, по непонятным причинам бывшие воины Советской Армии, принимавшие участие в Чехословацких событиях, не являются интернационалистами. И который год по счету они будут украдкой и скромно вспоминать об этом 23 февраля и 21 августа. А последние годы и 15 февраля, когда отмечается День воина-интернационалиста.

  Хотелось бы надеяться, что этот вопрос в будущем сможет прокомментировать вновь назначенный Министр Обороны РФ Герой России генерал армии Шойгу С.К., который всегда в любой обстановке относился к солдату с большим уважением.

  И действительно, у ветеранов операции «Дунай» до сих пор хранятся Памятки, Грамоты (ВЛКСМ) и Благодарности от Министра Обороны СССР за выполнение интернационального долга.

  

Для справки: Грамота Президиума Верховного Совета СССР изготавливалась двух видов:

- с надписью на развороте: «За мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга в Республике Афганистан»;

- с надписью на развороте: «За мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга».

 

   Согласно Приказа Министерства  Обороны СССР №220 от 05.07.1990 года был дополнен «Перечень государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации» Республикой Куба. По непонятным причинам Чехословакия (единственная!) в список не была включена, и, как следствие, вышеуказанные грамоты не были вручены бывшим военнослужащим, выполнявшим интернациональный долг в этой стране в 1968 году. И если сегодня бывшие воины-интернационалисты операции «Дунай» не признаются таковыми, то кто же тогда они?

                                                    Мы готовились ударить во фланг войскам НАТО

                                                     

 

 

 

   Генерал-лейтенант в отставке Альфред Григорьевич Гапоненко (г. Москва), бывший командующий Южной Группой войск Организации Варшавского договора, заместитель начальника Главного оперативного Управления Генштаба Вооруженных Сил СССР. В период проведения операции «Дунай» в 1968 году – подполковник, командир 339-го бронеполка, 120-й мотострелковой дивизии, Белорусского Военного округа. (По материалам Виктора Володина «Время Новостей»).

  «В 1968 году в Чехословакии шел бурный процесс реформ и демократизации, в котором Советский Союз и некоторые другие социалистические страны усмотрели угрозу существованию Варшавского договора и Совета экономической безопасности. Вариант вмешательства в дела Праги обсуждался в руководстве СССР в течение всего 1968 года. Войска были введены в ночь на 21 августа.   Однако, мало кто знает, что перед этим советские офицеры уже в первой декаде августа проводили в Чехословакии разведку на местности, определяя пути маршрута и позиции развертывания соединений. О том, как почти 45 лет назад проходила подготовка ввода войск в Чехословакию, поведал в своих воспоминаниях генерал А.Г. Гапоненко:

 -  В 1968 году в звании подполковника я командовал  учебным танковым полком, расквартированным в Белоруссии. В августе 1968 года я собирался отбыть в Академию Генерального штаба, куда был зачислен слушателем. В начале месяца, когда я находился на полигоне, мне передали по радио приказ срочно связаться с командующим войсками Белорусского военного округа генерал-полковником Иваном Третьяком, который мне говорит: «Собрался в академию? Вот слушай и вопросов не задавай. В академию ты не поедешь. В завтрашнего дня назначаешься командиром 339-го бронеполка в составе 120-й мотострелковой дивизии. В полк прибыть завтра в шесть утра. Остальные задачи получишь на месте».

 - Когда вы узнали, что отправляетесь в Чехословакию?

 -  В полку я никого не застал. В штабе дивизии мне сказали, что в три часа ночи полк был поднят по тревоге и маршем направлен в Брест. На машине пустился вдогонку. На шоссе я видел перевернувшийся танк и боевую машину пехоты – они спешили так, что слетели с дороги на большой скорости. К тому же наши танкисты обучались технике вождения  по грунтовым дорогам, и у них не было навыка водить гусеничные машины по шоссе. Я прибыл под Брест на командный пункт и доложил начальству, что принял полк. Командующий дивизией генерал –майор Михаил Зайцев меня поздравил с назначением и сказал: «В полк ехать незачем, а завтра, 10 августа, утром мы отправляемся на рекогносцировку через Польшу в Чехословакию. За ночь подготовь карты и в шесть утра выдвигаемся  на пяти легковых машинах». Тогда я понял, что проведение рекогносцировки означает подготовку к вводу наших войск в Чехословакию по просьбе правительства ЧССР и по решению главнокомандующего объединенными силами Варшавского договора маршала Советского Союза Ивана Якубовского.

 -  Что такое рекогносцировка?

 - Предварительная разведка местности, производимая лично командиром и офицерами штабов перед предстоящими боевыми действиями.

 - Какая задача ставилась перед полком?

 - Мне была поставлена задача ударить своим полком во фланг войскам НАТО, которые под видом учений «Черный лев» сосредоточились на территории ФРГ и готовились вторгнуться в Чехословакию. Были определены рубежи развертывания полка, который должен был действовать в составе 120-й мотострелковой дивизии в составе резерва ставки верховного главнокомандующего Советского Союза. В район возможных боевых действий воинские части должны были быть переброшены через территорию Польши.

 -  Почему это задание было доверено вашему полку?

 -  В течение трех лет наш полк проходил испытания новой штатной оргструктуры – бронеполка. Таких полков в Советском Союзе не было. Полк полностью передвигался на гусеничной технике, был способен самостоятельно преодолевать водные преграды. В его состав входили три броневых батальона, укомплектованных первыми боевыми машинами пехоты – БМП-1, на вооружении были новые самоходные гусеничные гаубицы «Акация», зенитные самоходные автоматические установки «Шилка», ракетные зенитные комплексы «Стрела-10». После рекогносцировки мы провели учения с боевой стрельбой на полигоне «Урочище Сахара» и были готовы к дальнейшим действиям.

 - Как проходила разведка на местности?

 - Нормально, да и времени было отведено немного. Мы выехали 10 августа вместе  с командиром дивизии. Все были одеты в советскую военную форму. Рано утром спокойно пересекли границу с Польшей в Бресте, проехали всю Польшу, вышли на границу с ГДР, где повернули на юг и прибыли в Чехословакию. В течение суток мы на месте уточнили маршруты движения, границы развертывания, определили наиболее удачные места для нанесения удара, нанесли все данные на карту и через сутки вернулись через Польшу назад.

 Находясь в Чехословакии, вы заметили признаки беспорядков?

 -  Пробыли мы там недолго, но проявлений беспорядков не видели. Отношение к советским военнослужащим было по-прежнему добрым. Нам активно помогали чехословацкие офицеры. Они знали, что мы готовимся прийти на помощь Чехословакии, и были благодарны.

 -  Другие части проводили разведку на местности перед вводом войск в Чехословакию?

 - Перед вводом войск в Чехословакию в Прагу и Брно приехали офицеры-десантники и военные летчики, переодетые в форму пилотов советской гражданской авиации. Они в короткие сроки провели разведку аэродромов, других объектов и вернулись в СССР. Данные разведки были переданы в Москву.

 -  Что ваш полк делал в момент ввода войск в ЧССР?

 -  Ввод войск начался в ночь на 21 августа. Кроме советских войск свои воинские контингенты в Чехословакию направляла Польша, ГДР, Венгрия и Болгария. Мой полк оставался на полигоне «Урочище Сахара» на границе с Польшей в состоянии боевой готовности и в случае вторжения в Чехословакию войск НАТО был готов через Польшу прийти на помощь союзникам по Варшавскому договору».

    Дальнейшая военная судьба подполковника А. Гапоненко сложилась по-особенному, под девизом – служить лишь там, где Родина прикажет…На поверку так и сталось.

  В Академию Генерального штаба Альфред Гапоненко все-таки попал. Когда уже командовал прославленной 8-ой Гвардейской танковой дивизией 5-ой Гвардейской танковой армии Белорусского военного округа. Дивизией с героической историей, которая в годы ВОВ принимала участие в Курской битве и других крупных сражениях.

   Впервые после Великой Отечественной войны слушателю Академии Генштаба было присвоено звание генерал-майор. Генерал-майор Гапоненко окончил Академию с отличием.

  Кстати, защищал свой дипломный проект Гапоненко в присутствии Маршала Советского Союза Куликова Виктора Георгиевича. Маршал поздравил новоиспеченного выпускника с блестящей защитой и спросил: «Готовы служить, где Родина прикажет?» Так генерал Гапоненко оказался в Калининграде, а чуть позже – в Лаосе, где был Главным военным советником. Далее были командировки в Камбоджу и Вьетнам…Такой специалист был нужен в самых горячих точках мира, а он был там.

  Он никогда не выбирал место службы и не отказывался от военных командировок, в числе которых: Чехословакия, Вьетнам, Лаос, Афганистан, Румыния…Одним из первых Альфред Гапоненко стал заниматься форсированием водных преград танками по дну, подготовкой техники и личного состава; руководили подготавливал масштабные, по своим меркам, учения с привлечением всех видов войск.

  Уже в ранге заместителя начальника главного оперативного управления Генерального штаба Альфред Григорьевич участвовал в разработке плана вывода войск из Афганистана.

  «После вывода войск из Афганистана меня назначают главным представителем Главнокомандующего вооруженными силами варшавского в Румынии, - рассказывает Альфред Григорьевич. И в 1988 году осенью я прибыл туда. Это в мою бытность свергли президента Николая Чаушеску. И я был последним главным представителем главкома варшавского договора в армии Румынии. Но в 1991 году Варшавский договор перестал существовать, я вернулся в Москву и, после ГК ЧП, был уволен в запас…»

 

  Вот уже 20 лет генерал Гапоненко А.Г. вплотную занимается ветеранскими делами. Является заместителем председателя Московского областного комитета ветеранов войны и военной службы, членом Российского комитета ветеранов войны и вооруженных сил, референтом координационного совета Международной организации ветеранов войны, труда, вооруженных сил независимых государств, участником патриотического движения «Наследники Победы».

 

Дружественные сайты и организации

Сайт  сослуживцев – 10-го отдельного танкового батальона и  6-й гвардейской отдельной мотострелковой Берлинской ордена Богдана Хмельницкого бригады, которые много лет дислоцировались в Берлинском районе Карлсхорст.

Сайт "Дунай" В.П.Сунцева - члена Президиума Житомирского областного Союза воинов-интернационалистов, работающего над поиском в/частей, участвовавших в операции "Дунай".

Сайт и форум 20-й танковой Звенигородской Краснознаменной дивизии.

Сайт "Всемирная история" - статьи, книги, энциклопедии и карты.

Сайт 159 Таллинского Краснознаменного ИАП

Сайт Виртуальный гарнизон,27 гв. МСД, г.Галле\Заале ГСВГ (ЗГВ)

Сайт Назад в ГСВГ (Сергей Лобанов) 

Сайт Всемирная история

Сайт Таганрогский Многопрофильный Общеобразовательный Лицей N4

Ростовская областная общественная организация ветеранов воинов-интернационалистов "Кубинцев". Председатель Денисов Владимир Георгевич. Тел.: +79185791280