Кто же они...

 История знает много примеров по оказанию военной и интернациональной помощи другим государствам. В свое время Фидель Кастро высоко оценил политическую, экономическую и военную помощь со стороны Советского Союза, иначе революция была бы обречена на поражение.

  Благодаря всесторонней помощи и поддержке, которую оказали Демократической Республике Вьетнам Советское государство и другие социалистические страны, героическому вьетнамскому народу удалось защитить свою родину от агрессоров.

  Выполнение интернационального долга со стороны как Вооруженных Сил Советской Армии, так и армий стран-участниц Варшавского договора по защите социалистических завоеваний и борьбе с контрреволюцией, нашло свое отражение в документах ХIV съезда Компартии Чехословакии в 1971 году.

  Советские воины с чувством высокой ответственности выполнили свой патриотический и интернациональный долг.

  Однако, по непонятным причинам бывшие воины Советской Армии, принимавшие участие в Чехословацких событиях, не являются интернационалистами. И который год по счету они будут украдкой и скромно вспоминать об этом 23 февраля и 21 августа. А последние годы и 15 февраля, когда отмечается День воина-интернационалиста.

  Хотелось бы надеяться, что этот вопрос в будущем сможет прокомментировать вновь назначенный Министр Обороны РФ Герой России генерал армии Шойгу С.К., который всегда в любой обстановке относился к солдату с большим уважением.

  И действительно, у ветеранов операции «Дунай» до сих пор хранятся Памятки, Грамоты (ВЛКСМ) и Благодарности от Министра Обороны СССР за выполнение интернационального долга.

  

Для справки: Грамота Президиума Верховного Совета СССР изготавливалась двух видов:

- с надписью на развороте: «За мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга в Республике Афганистан»;

- с надписью на развороте: «За мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга».

 

   Согласно Приказа Министерства  Обороны СССР №220 от 05.07.1990 года был дополнен «Перечень государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации» Республикой Куба. По непонятным причинам Чехословакия (единственная!) в список не была включена, и, как следствие, вышеуказанные грамоты не были вручены бывшим военнослужащим, выполнявшим интернациональный долг в этой стране в 1968 году. И если сегодня бывшие воины-интернационалисты операции «Дунай» не признаются таковыми, то кто же тогда они?

 
«Правда не побеждает.  Правда остаётся,
когда всё остальное уже растрачено»
«Две тысячи слов»,
  Людвик Вакулик,июнь 1968г.   

                                 

 

 

Пражская осень глазами очевидца.

 

 

 

 

 

  Полковник ВВС в отставке Пилипчук Алексей Алексеевич г.Николаев, Украина. Военный летчик-истребитель-бомбардировщик-носитель 1-го класса, инструктор, начальник политического отдела, Ветеран труда, участник боевых действий, Член национального совета союза журналистов Украины.

  В 1968 году-лейтенант, летчик-истребитель "МИГ-21" 192-го истребительного авиаполка, 131-й истребительной авиационной дивизии 57-й Воздушной армии Прикарпатского военного округа.По ЦГВ- в/ч пп 80544.

    То, что произошло в Чехословакии в 1968г., потом стали трактовать покаянно: «…приняли во внутреннем споре позицию одной стороны, Оправдание такому подходу виде­лось в то время в острой конфронтации Востока и Запада».

  Но вот мнение одного из свидетелей тех событий, организатора и участника боевых дейст­вий 192-го истребительного авиационного ордена Кутузова III степени полка начальника штаба 192-го иап полковника Турубинера Юрия Борисовича: «Конечно, «чешские события» тех дней – это ни что иное, как блестящая операция по вторжению и временной оккупации страны. Мне думается, что это самая выдающаяся акция из подобных, проведенных после Большой войны. И весь блеск ее заключается в том, что она практически проведена бескровно. Достигнуто  это было четким планированием операции (в полку о сути плана знали только ко­мандир и начальник штаба, даже замполит не знал), достижением высокой тактической вне­запности, ну и, конечно, смелостью и отвагой ее исполнителей.

  Так вот,  этот весь «блеск» операции теперь обернулся против ее исполнителей. Мало было крови, значит, не было боевых действий. А легенда про «Дунай» как средство оператив­ной маскировки, теперь выдается как невинная армейская игра. Да и боекомплекты были у всех далеко не «учебные», и боевые задачи стояли реальные. В общем, у нас, участников тех собы­тий, вопросов, как говорится, нет. Вопрос есть у современных политиканов и иже с ними».          Не смотря на то, что правительство Украины официально признало события осени 1968г. в Чехословакии (с 20 августа 1968г. по 1 января 1969г.) периодом боевых действий, все же о том, что происходило в ЧССР из­вестно мало. Да  много ли можно узнать, если изучение карты - приказа командующие армий вторжения накануне производили без записей, в течении 30 минут.  Даже на совещании у Министра обороны СССР 18 августа, боевая задача ставилась устно на основании продемонстрированой карты-при­каза, а главнокомандующим  и командующим армиями вторжения Министром было запрещено делать ка­кие-либо записи или пометки в рабочих тетрадях. Боевые задачи до командиров дивизий были доведены только 19 авгу­ста, а до командиров полков—20 августа 1968г.

  В 1998 году вышла в свет книга бывшего командарма генерала А. Майорова «Вторжение. Чехословакия в 1968 году», в которой утверждается, что уже в начале апреля 1968 года разработка операции была завершена.

 Также в воспоминаниях генерала А. Майорова, бывшего к моменту чехословацких событий командующим войсками 38-й Армии, которая дислоцировалась в Прикарпатском военном округе на территории семи областей Западной и Центральной Украины, приводится точная дата предварительного плана вторжения советских войск в Чехословакию, под кодовым наименованием «Влтава-666» - 11 апреля 1968 года. План был подписан Министром Обороны А.А. Гречко и начальником Генерального штаба М.В. Захаровым. С этим планом в форме «карты-приказа» автор мемуаров был ознакомлен командующим Прикарпатским военным округом генерал-полковником В.З. Бисяриным 12 апреля 1968 года в присутствии начальника Главного оперативного управления  Генштаба генерал-полковника М.И. Повалия. Документ имел заголовок: «карта-приказ…» и далее, ниже заголовка, также тушью, но мелким каллиграфическим почерком было написано: «…на вторжение 38-й армии (в скобках был определен ее состав) в ЧССР с целью подавления, а при необходимости, и уничтожения контрреволюции на ее территории».

  Командующие армий вторжения, и только они, были ознакомлены  с приказом на втор­жение ещё 12 апреля 1968г. в течении 30 минут.  Также без права записи и пометок в секретных тетрадях.  И с этой даты начинается отсчёт  гениальнейшего скрытного  передви­жения  и сосредоточения в заданных районах в указанное время колоссальной массы войск. Ведь только сейчас можно понять, почему на ремонт был закрыт наш аэродром «Дизельный». Полк передислоцировался на «Мазутный». И в конечном итоге оказался в Чехословакии.   Эту выдающуюся во­енную операцию, даже годы спустя, мы не изучали в военных  академиях.

 Но стоит вспомнить те месяцы и ту обстановку, чтобы снять с участников тех событий клеймо непрошенного захватчика, душителя свободы и ещё раз восхититься гениальности её организаторов и чёткости и мастерству исполнителей. Я имею в виду военную фазу, участником которой был сам.

 С началом 1968года на территории соседней с ЧССР Западной Германии не­прерывной чередой проходят военные учения бундесвера и войск НАТО. Вот только некоторые: с  17 по 18 мая «Зампан-4», с 3 по 22 июня «Полярный экспресс», с 28  августа «Серый бобёр», На аэро­дроме в Упевере с11 июня проходят соревнования истребителей-бомбардировщи­ков НАТО с атаками аэродрома Нордхорн. С 21 июля на маневрах «Колибри-6», в районе Ингольштадт-Мюнзинген (Бавария и Баден-Вюртемберг),  1-ая воздушно-десантная дивизия бундесвера и во­здушно-транспортная эскадра отрабатывают выброску крупных воздушных десантов. Вместе с ними участвуют и французские вооруженные силы. Неоднократно переносятся маневры НАТО под названием «Черный лев», в которых наряду с бундесвером примут участие фран­цузский полк, танковая дивизия США, авиация группы «Зюд» и части обеспечения. Уче­ния планируются в районах Вюртенберга, Швабии, Франконии и Верхнего Пфальца с исполь­зова­нием полигонов Хоэнфелье и Графенвер. Войска НАТО, организованные, обученные и хорошо оснащённые, готовятся  к большим сентябрьским  манёврам на территории  ФРГ, вблизи чехо­словацких границ. 

   Канцлер ФРГ Кизингер официально  заявил о планируемом увеличении численности бун­десвера на 10%, привлечении на «гражданскую службу» в бундесвер призывников ограни­ченной годности (считайте тотальную мобилизацию), введение « военного налога» на мужчин до 45 лет, не призванных в армию. Правительство ФРГ намеревается внести проект закона о при­зыве бывших военнослужащих пограничных войск для участия в учениях.  «Бундесмарине» рассматривает замену существующих средств ведения войны на море новыми системами воо­ружения. 21 июня  1968г. вступила в строй  Бундесмарине одиннадцатая подлодка U-11.

   30 июля 1968г. официальный представитель НАТО заявил: «НАТО отнюдь, не дремлет, что на территории ФРГ силы НАТО приведены в состояние частичной  боевой готовности»,     «…американские силы с запасами тактического атомного оружия находятся на расстоянии 40 мильот границы с Чехословакией». То есть, у границ Чехословакии уже атомное оружие!

   Воздушная группировка НАТО на Центрально-Европейском театре представляла  собой два Объединенных тактических авиационных командования (ОТАК): 2-е и 4-е.

  2-е ОТАК – штаб Мюнхен – Гладбах включало ВВС Англии, Бельгии, Голландии и две дивизии ТАК ВВС ФРГ. 600 боевых самолетов (из них 200 – носители ядерных бомб), 72 ПУ «Першинг 1А», 500 ПУ ЗУР «Найк Геркулес», которые тоже способны нести ядерные заряды.

  4-е ОТАК – штаб Рамштейн – Пфальце включало 3-ю и 17-ю воздушные армии США, ди­визию авиаподдержки и дивизию ПВО ФРГ, Канадскую авиационную группу и насчитывало 800 боевых самолетов (658 носителей), 36 ПУ «Першинг 1А» и 36 ПУ ЗУР «Найк Геркулес».

   В ФРГ стало признаком «хорошего тона» говорить о пересмотре границ  Второй мировой войны, об «устранении исторической не­справедливости». 28 июля прошел слет реваншистов в районе Драйзессельберга. На конец ав­густа планировалось участие 25 тысяч западных немцев у границ с ЧССР. Если в апреле въездная виза гражданам ФРГ выдавалась за 8 долларов, и 5 КПП пропускали в ЧССР до 7 тыс. автомашин в день ка­ждый, то в июле на австрийско-чехо­словацкой границе вообще не было контроля и таможен­ного досмотра.  Пропускали всех.

 Внутри Чехословакии с избранием на январском (1968г.) пленуме ЦК КПЧ  Первым секрета­рем Александра Дубчека стали избавляться от накопившихся ошибок прошлого. А. Дубчек вы­двинул лозунг: «Построение социализма с человеческим лицом». 23 марта в Дрездене состоя­лась встреча глав стран участников ОВД - СССР, Польши, ГДР, Болгарии, Венгрии и ЧССР. В ходе Дрезденского совещания впервые был поставлен вопрос  о необходимости изменения сложившейся ситуации, в том числе и с применением военной силы.

  В конце марта 1968г. в ЦК КПСС была подготовлена закрытая информация о положении в  ЧССР. Основное содержание которой: «В Чехословакии ширятся выступления безответственных элементов, требующих создать «официальную оппозицию», проявлять «терпимость» к  различным антисоциалистиче­ским взглядам и теориям. Неправильно освещается прошлый опыт социалистического строи­тельства, выдвигаются  предложения об особом  чехословацком пути к социализму».

  27 июня Национальное Собрание  ЧССР приняло постановление об отмене политической цензуры и реа­билитации всех политзаключенных. В июне подали заявки на регистрацию более 70 общест­венных организаций. Поднял голову «Клуб-231».Еще с марта девиз члена клуба Радована Про­хазки  был: «Самый лучший коммунист – это мертвый коммунист». Не отставал от «Клуба-231» и «Клуб беспартийных активистов» («КАН»). Пошло гонение на членов КПЧ, и друзей СССР. Работу теряли и простые рабочие. 40 человек от рядовых рабочих до руководящих со­трудников покончили с собой. Первым застрелился генерал Янку, который от А. Дубчека узнал о своей отставке. На предприятиях расклеивались листовки с фамилиями и призывами к убий­ствам, к стрельбе из засад, к захвату оружия. 30 июля в «Правде» было опубликовано письмо - обращение чехословацких рабочих завода «Авто-Прага»: «дорогие товарищи, наши советские друзья!..Мы цепенеем от опасения за будущее нашей родины…». Из студии государственного чехословацкого телевидения в Праге каждый вечер ведёт передачи боннский комментатор, поливая грязью все советское, призывая к ревизии существующего строя. В Чехословакии назревала братоубийст­венная война.   

  20 июня, с заслушивания в г. Миловице, под  Прагой, руководства 2-го Западного фронта  начались командно- штабные учения «Шумава», войск Варшавского Договора, продолжав­шиеся до 2 июля. После их окончания, с некоторой задержкой, все иностранные войска были выведены с территории Чехословакии.  27 июня авторы манифеста «Две тысячи слов» заверили правительство, что встанут на его защиту «с оружием в руках».

 Наш 192-й истребительный ордена Кутузова ІІІ степени авиационный авиационный полк, 131-й Новго­родской Краснознаменной истребительной авиационной дивизии, 57-й Воздушной армии При­карпатского военного округа в котором я, только что прибывший из училища лейтенант, лётчик-истребитель проходил службу,  базировался тогда на аэродроме Ивано-Франковск. Вооружен был самолетами МиГ-21пфм, МиГ-21УС и УТИ МиГ-15.  15 мая 1968г. полк передислоцировался на аэродром Коломыя. Все лето полк непрерывно участвовал в различных учениях на территории ПрикВО.  В том числе с 23 июля 192-й иап принимал участие и в учениях «Небесный щит». Садились мы, лейтенанты, на другие аэродромы, в том числе и на грунт аэродрома в районе  Красилова.

  В воскресенье, 28 июля, в День Военно-морского флота, 192-й иап с аэродрома Коломыя перелетел на аэродром Шпротава (Польша). Перед взлетом, мы на МиГ-21пфм проруливали перед Знаменем части на рулёжке, рядом с которым  стояли  два офицера-ассистента. Летели в Шпротаву с  полным боевым комплектом в режиме радиомолчания в разомкнутых боевых по­рядках.  Записал в лётной книжке «Упр. 15 Полёт в составе эскадрильи по маршруту».Я шёл в паре. Моим ведущим был майор Николай Чернявский тоже на МиГ-21пфм. Но так как у него отказал АРК, пришлось мне выйти вперёд и привести его на аэродром в Шпротаву.

  29 июля в Чиерне-над-Тиссой состоялась встреча полных составов: Политбюро ЦК КПСС и Президиума ЦК КПЧ. 3 августа в Братиславе состоялось совещание шести братских партий. В принятом на нём Заявлении указывалось, что активизация сил реваншизма, милитаризма и неонацизма в Западной Германии непосредственно затрагивает безопасность социалистиче­ских государств и создаёт угрозу делу всеобщего мира. В Братиславе Л.И.Брежневу скрытно было пере­дано письмо-обращение пяти членов ЦК КПЧ с просьбой о помощи.

  В Шпротаве  лётный состав разместился в больших одноэтажных казармах и приступил к плановым полетам. 14 августа 1968г. я выполнил зачетные полеты,  сдал экзамены и стал воен­ным летчиком ІІІ класса. Там же мы начали готовиться к передислокации в Чехословакию. По фотографиям изучали чехословацкие  аэродромы. Я, так как немного рисую, помогал бойцам штаба полка оформлять карту – «Решение командира полка на сопровождение самолетов военно-транспортной авиации в район Праги» и поэтому знал всю воздушную обстановку. Нашему авиаполку, как потом выяснилось, предстояло действовать на главном  направлении - прикрывать первый стратегический эшелон десанта на Прагу. Вскоре к нам, в Шпротаву, посадили 92-й иап подполковника Ф. Гарсианишвили из Хойны (Польша).

  16 августа в Москве на заседании Политбюро ЦК КПСС состоялось обсуждение положе­ния в Чехословакии. Было одобрено решение о вводе войск.

 18 августа  в Москве состоялась закрытая встреча лидеров стран «пятёрки», на которой союзники, признав, что все политические средства воздействия исчерпаны, согласились на ввод войск своих армий в Чехословакию.

  В тот же день состоялась  устная постановка задачи у Министра обороны СССР Главкомам видов Вооружённых Сил, командующим армиям вторжения и заслушивалась их готовность. Делать пометки или  какие-либо  записи Министром обороны было запрещено.

  20 августа под вечер личный состав нашего 192-го авиаполка на аэродроме Шпротава, у самолетов, перед Знаменем части провел митинг под девизом: « …не дадим братоубийства, поможем, выручим, спасем…». Вечером в общежитии произвели отбой, но никто спать не ложился, все были возбуждены. Вскоре поступила команда: «Подъем! Строиться!» На построении объявили: «Установить на всех часах московское время,  присту­паем к полетам.».  После построения мой командир нашей 2-й эскадрильи майор Длугач Леонид Владими­рович сказал мне: «Полетите на спарке с капитаном Васильевым на прикрытие нашего аэро­дрома».  Потому, что я на полёты не планировался, не был ни на постановке задач, ни на контроле готовности к боевым вылетам. Но приказ есть приказ. Занял я заднюю, инструкторскую кабину.

  Взлетели мы глубокой ночью до начала полётов, минут за 20 до времени «Ч». В передней кабине  МиГ-21УС капитан Васильев Всеволод Васильевич, в задней, инструкторской – лейтенант Пилипчук Алексей Алексеевич. Боезапас 2 блока УБ-16, по 16 неуправляемых реактивных снарядов  РС-57.

  С высоты 6-7 тыс.м. мы наблюдали спящую Европу перед грандиозным вторжением. Но вот начали вспыхивать взлетные огни наших аэродромов. Было видно, как с нашего и аэро­дрома Жагань (в30 км. западнее) на форсаже с огромным факелом огня взлетают истребители на сопровождение самолетов Ан-12 с десантом на борту. По времени определили, что через границу пошли наши вой­ска. Земля нас запрашивала обстановку, не видно ли вспышек, зарева, трасс. Мы этого не на­блюдали. Так и докладывали. Зная по карте воздушную обстановку, я мысленно представлял себе все 7 воздушных трасс- коридоров, по которым шли с северо-запада через Польшу самолеты  Ан -12 с воздушно- десантными дивизиями на чехослоавцкие аэро­дромы Прага-Рузине, Прага-Кбели и другие.

  Блокировал объекты в Карловых Варах и обеспечивал посадку самолётов на аэродром Доупов (Карловы Вары) командир мотострелкового взвода 29-го гв. мсп 20-й гв. мсд 8-й гв. ОА ГСВГ  гвардии лейтенант  Шуляк Пётр Иванович, будущий начальник Генерального штаба Вооружённых Сил Украины.

 После посадки, заправки  в Шпротаве, мы  В.В.Васильевым сделали второй вылет ночью.

 Так как я, тогда лейтенант, не имел допуска к полетам в инструкторской кабине ночью, то эти два ночных вылета я в свою летную книжку, согласно методе и указа командира, не записал. А дневные полёты, расписал как контрольные полёты под шторкой с большими углами крена и тангажа (Упр.19) и Упр.18- контрольный полёт по маршруту, со своим командиром звена майором Мальцевым Вениамином Степановичем, а не с капитаном Васильевым В.В. с которым фактически  летал.

  С рассветом, лётчики не расходились и нам сообщили, что 192-й иап свою задачу выполнил. Наши десантники в Праге!  Необходимо составить списки на награждение, кто принимал участие в вылетах. Вскоре поступила новая вводная: полку перелететь на аэродром ЧНА Пардубице в Чехословакию. Тут же, у барака, на колене, старший штурман полка ка­питан Шильников Леонид Васильевич рассчитал маршрут полета, а мы переписали его в свои наколенные планшеты. Первым вылетел в Пардубице на МиГ-21УС командир полка подпол­ковник Баранов Павел Дмитриевич со старшим инженером полка майором Шелехом в задней кабине. Но на связь они не вышли.. Тогда на ретрансляцию команд боевого управления снова подняли на МиГ-21УС капитана Васильева В. В. и лейтенанта Пилипчука А.А.  Но устойчивой связи до­биться не удалось. Мы слышали только обрывки фраз, которые тут же передавали на землю. Спустя 57 мин. мы приземлились. Но поступил приказ на перелёт. Когда мы приземлились в Шпротаве,  пошла  на Пардубице первая группа МиГ-21пфм с боекомплектом. Время было обеденное и нам выдали талоны на обед. «Мол  чехи вас накормят».

  Заправив самолет, с полным боекомплектом и талонами на обед, мы с капитаном Василье­вым В.В. вылетели в Пардубице. Приводные радиостанции не работали, радиолокационного контроля не было, а на первом перелётном  радиоканале стоял такой сплошной русский фольклор, что ни связаться, ни докричаться и ни до кого не дозваться. Это советская  воздушная армада 16-й, 4-й и 5-й Воздушных Армий занимала аэрод­ромы ЧНА.  Находясь в воздухе, мы наблюдали колонны войск, словно большие гусеницы, двигавшиеся по территории Чехословакии. Погода в Пардубице была сложная, дымка с огра­ниченной видимостью. Но Всеволод Васильевич, скрутив третий разворот «вокруг хвоста» между дальним и ближним, мастерски приземлил нашу спарку. Сруливая с полосы, я увидел солдат  в незнакомой форме, а на ангаре большими белыми буквами надпись: «Ленин плачет!», «звезду» и в середине «1938 -1968». Все МиГи нашего 192-го иап успешно перелетели.


  Вместе со мной перелетели лётчики-истребители лейтенанты: Михаил Петрович Аплеснев, Алесандр Иванович Дегтярёв, Юрий Яковлевич Деревицкий, Григорий Васильевич Игнатенко и Игорь Павлович Микерин. Все шесть выпускники Харьковского ВВАУЛ ВВС 1967 года.

  Об участии в операции "Дунай" вспоминает бывший военный летчик-истребитель 1-го класса ЗАЭ 159-го иап 131-й иад (в1968 г.-капитан), подполковник авиации в отставке Евгений Николаевич Иванов. В 1968 году (до 21 августа) в/ч 55714,  57 ВА ПрикВО.  В ЧССР -ЦГВ, п/п 19981.   В Черлянах на все самолёты МИГ-21пфс подвешен боекомплет, лётчикам выдано личное оружие. 21 августа над аэродромом туман, около 5.00 сумели поднять в воздух разведчик погоды. Нижний край облачности 80 м. Дана команда на взлёт. Взлетели, полет в режиме радиомолчания. Первую пару в Кошице  принимает начальник связи полка, остальных зам.ком.ап. первым севший. 

  И в 6.00 на аэродром  Кощице, училищный аэродром ЧНА,  произвел посадку 159 Таллинский Краснознаменный ИАП, позже в составе ЦГВ под номером 114 ИАП. На МиГ-21пфс  перелетели: лейтенант Антонец Владимир Михайлович, будущий командующий ВВС Украины вместе с ведомым лейтенантом Винокуровым Павлом Григорьевичем, а также лейтенантами Валерием Батаровским, Анатолием Телятником, тоже выпускники Харьковского ВВАУЛ ВВС 1967г. Передовой команды техников и механиков полка нет ( передовую команду- механиков, послали на охрану аэродрома). Привлекли  к заправке самолётов солдат ЧНА охраняющих стоянку своих самолётов. Они не в курсе происходящего до поры до времени. Время раннее, им говорим, что прилетели на учения Варшавского Договора. Позже по чешскому радио было объявлено по всей стране о сути акции, о неприменении вооруженного противодействия союзным войскам. А что было-бы  не будь такого обращения со стороны руководства Чехословакии?! И в первую очередь со стороны Министра Обороны ЧССР  М.Дзура! В Кошице произошел инцидент с перестрелкой. Были жертвы с обеих сторон.

  На аэродром Жатец на Як-28 со своим полком садился в это же время лейтенант Ляшенко Виктор Яковлевич, будущий начальник Главного штаба ВВС Украины и с ним десять лейтенантов, выпускников Харьковского ВВАУЛ ВВС 1967 года.

 После этого  вертолетами Ми-6 к нам стали перебрасывать передовую техническую команду. За­тем инженерно-технический состав с имуществом (чехлами, заглушками, колодками, крыш­ками, козелками, противогазами). Тогда же было переброшено управление полка и Знамя части. И на спарке МиГ-21 УС начальник штаба полка подполковник  Турубинер Юрий Борисович.  С док­ладом о выполнении боевой задачи в Шпротаву на боевом МиГ-21пфм полетел подполковник Беспалов Вик­тор Фёдорович Так как не было другой возможности связаться.   Пришлось нам с аэродрома предотвратить угон транспортного самолёта Ил -14.

  Вечером в сумерках подошла комендатура с одним БТР-152  (ещё с открытым верхом) и двумя приводными радио­станциями. На ночь заняли круговую оборону и в качестве главного оборонительного оружия подняли на козелок нос спарки УТИ МиГ-15 с пулемётом УБК.(Калибром12,7 мм). Ведь на земле ракеты наших МиГов не эффективны. Завернув­шись в самолётные чехлы на земле, мы провели ночь под крылом самолёта.

 На следующий день, в полдень, мы увидели мчащиеся на нас по аэродрому с запада танки. Из облаков  поднятой пыли торчали только стволы пушек. Зрелище красивое, но страшное. Послышалась команда: «В ружьё!». Но это оказался танковый батальон Войска Польского, кото­рый должен был нам обеспечить плацдарм ещё накануне. Они были очень злыми, так как потеряли пару БТРов с десантом. (Потому и задержались). Стало веселее. Весь лётный состав с помощью жовнежов Войска Польского разместился в домике дежурного звена. Под вечер поступила команда: «В Гавлючков Броде восстал танковый полк». Мы всю ночь изучали маршруты подхода и строили маневры. Но, слава Богу, действовать не пришлось.

 Через несколько   дней нам сообщили о сбитых советских вертолетах над Теплице, и о стрельбе по са­молетам. Спустя несколько дней в Пардубице был застрелен наш боец-часовой из нашего полка. Его тут же , завернув в брезент, вертолетом отправили на «сборный пункт».

 38-я общевойсковая Краснознамённая Армия, двигаясь из Ужгорода по Словакии, как спустя много лет я узнал, на 23 августа потеряла 12 человек убитыми и 76 ранеными, сожжёнными 7 боевых машин. При чём несколько БТР сгорели вместе с экипажами. Повреждены 300 автомо­билей. Но в разных источниках разные данные.

  15 октября 1968г. Правительства СССР и ЧССР в Праге подписали соглашение, по кото­рому определенному контингенту (130 тыс.) советских войск было разрешено оставаться в Че­хословакии.

 17 октября1968 г.  МО СССР Маршалом Советского Союза Гречко А.А. за отличное выполнение боевых задач и интернационального долга всему личному составу, принимавшему участие в операции объявлена «благодарность».  Приказ №242.

 

 

 

 

 

 С техником самолета старшим лейтенантом Сергеем Ветроградским.

  Согласно директиве МО СССР № орг /1/126386 от 18 октября 1968г. была образо­вана Центральная группа войск и 131-я иад, переименованная в 131-ю смешанную авиадиви­зию, вошла в ее состав. И наша «войсковая часть 36608» стала именоваться «полевая почта 80544». В конце октября1968 г. наш,  192-й иап перебазировался на север Чехословакии, в Судеты, в учебный центр Мимонь на аэродром Градчани. В Градчанах мы разместились в городке на аэродроме в од­ноэтажных  каменных флигелях-общежитиях по два человека в комнате- лётчики и по четыре инженерно-технический состав и офицеры штаба. Бойцы разместились в здании штаба полка на пер­вом этаже. Наш аэродром получил постоянный позывной «Напад».

  25 октября 1968г. генерал-лейтенант А.М. Майоров отдал приказ №1 о своем вступлении в должность командующего ЦГВ. Эта дата считается Днём образования Центральной группы войск. В этот же день начался вывод  войск, не вошедших в состав  Центральной  группы войск, закончившийся 4 ноября1968 г.

 Надвигалась зима, а личный состав многих соединений, в том числе и лётчики, жили в палатках. Подобным же образом обосновались и штабы. Под открытым небом стояла боевая техника. Не хватало столовых, бытовых помещений.

 С 10-12 ноября началась передача чехословацкой стороной фондов, военных городков и учебных полей советским частям. Передавали далеко не лучшие гарнизоны, нуждающиеся в хорошем ремонте. 4 декабря 1968г. нам впервые выдали денежное содержание в чехословацких кронах и были составлены денежные аттестаты на семьи, оставшиеся в Союзе.

 Через год, перед строем, зам. начштаба полка капитан Слиняков Геннадий Павлович всему личному составу полка объявил «благодарность» от Министра обороны СССР «за грамотные и решительные действия на учениях  1968г.», о котором шла речь выше, но с другой формулировкой .

 Но, ещё вечером 31 декабря 1968г. Леонид Ильич Брежнев по телефону командующему ЦГВ Александру Майорову сказал: «Центральный Комитет благодарит Группу войск и вас лично за бдительное несение службы. Объявите благодарность всем войскам за выполнение боевой задачи». (А.Майоров. ВТОРЖЕНИЕ 1968. Стр.347).  

 Через три года, летом 1971г. нам разрешили, наконец, привезти в Чехословакию из Советского Союза се­мьи и у нас началась нормальная семейная жизнь. Прослужил я в Чехословакии  в 192-м иап до лета 1974г. когда был направлен в военную академию. 

  Но только в 1981году я узнал, что «учение», в котором  принимал участие наш полк и я, носило  кодовое обозначение «Дунай». Через тридцать лет я узнал, что наши с капитаном Ва­сильевым В.В. доклады в воздухе в ночь с 20 на 21 августа1968 г. принимали  воздушный, наземный, подземный, надводный и подвод­ный командные пункты Верховного Главнокомандующего на одном из которых встретил рас­свет 21 августа Генеральный секретарь Л.И.Брежнев.  Войсками вторжения союзников, группой армий «Север», командовал главком Сухопутных войск генерал-полковник Павловский Иван Григорьевич. Ему «За умелое управление войсками, личное мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистск.-захватчиками» 21 февраля 1969г. было присвоено звание Героя Советского Союза. Авиацией вторжения командовал заместитель главкома ВВС генерал – полковник авиации Пстыго Иван Иванович. На КП адиб в Шпротаве находились зам. командующего Воздушной армией СГВ генерал-лейтенант авиации Староконь И. И. и командир авиадивизии истребителей-бомбардировщиков генерал-майор авиации Фесенко.  Что в первом стратегическом эшелоне шли из ГСВГ 1-я гвардейская танковая армия генерал-лейтенанта  Кожанова К.Г., и 20-я  гвардейская общевойсковая армия генерал-лейтенанта Величко И.Л. а  из  Ужгорода им навстречу 38-я  общевойсковая армия генерал-лейтенанта  Майорова А.М. Всего до 20  диви­зий войск Варшавского договора.

  И в последующие  4 -5 дня - второй эшелон из ПрибВО,  11-я армия   генерал-лейтенанта Науменко,   ещё 10 дивизий.

 Все приграничные округа СССР, то есть первый стратегический  эшелон для ведения «большой войны» - ЛенВО, ПрибВО,  БВО,  КВО,  ПрикВО,  и ОдВО  - а это 85-100  дивизий пребывали в повышенной боевой готовности.

 В Польше, ГДР, Венгрии и Болгарии решением правительств этих государств национальные войска также были приведены в повышенную боевую готовность - в общей сложности 70-80 дивизий.

  Всего в Организации Варшавского Договора  в состояние повышенной боевой готовно­сти было приведено до 200 дивизий, более двух миллионов человек. Главное - стратегические  силы атомного нападения, на­ходясь в высочайшей степени боевой готовности,  были способны уничтожить любые группи­ровки противника, его резервы, его  военно-промышленные объекты.

 Мир стоял на грани войны, и лишь глубоко продуманные,  скрытно подготовленные и стремительно предпринятые действия руководителей  войск Варшавского Договора с целью сохранить  Чехословакию в составе  социалистического  содружества  исключили начало третьей мировой войны. Как писал командующий ЦГВ генерал-полковник Майоров А.М.: «Операция была осуществлена - в стратегическом смысле - одним рывком, дерзко и организо­вано».

 Наблюдая из своего убежища в Испании за происходящим, знаменитый диверсант Третьего рейха Отто Скорцени назвал операцию спецназа по обеспечению начального этапа вторжения «блестящей».

  Кирилл Трофимович Мазуров, вернувшись 27 августа из Праги в Москву, сказал жене: «Главное не то что я вернулся, а что вернулся ни одного чеха не похоронив…»  «В конкретной обстановке  августа 1968г. я поступил согласно убеждениям. и, если бы сегодня ситуация по­вторилась, вёл бы себя точно также».       

  В словах  К. Мазурова глубокий гуман­ный смысл, именно потому, что не пришлось хоронить чехов и словаков осенью 1968, стала возможной «бархатная» революция  в ноябре 1989 года, которая прошла с лозунгом: «Не бейте коммунистов!».

                                                        
      Почти 45 лет разделяет нас с теми событиями. Но уточняющих вопросов еще большое множество. Поэтому исследовательская работа продолжается.  А.А.Пилипчук перед слушателями аудитории. Региональная Николаевская краеведческая конференция с участием доктора исторических наук А.П.Хаецкого. г. Николаев, Украина.                                                                               

    

Дружественные сайты и организации

Сайт  сослуживцев – 10-го отдельного танкового батальона и  6-й гвардейской отдельной мотострелковой Берлинской ордена Богдана Хмельницкого бригады, которые много лет дислоцировались в Берлинском районе Карлсхорст.

Сайт "Дунай" В.П.Сунцева - члена Президиума Житомирского областного Союза воинов-интернационалистов, работающего над поиском в/частей, участвовавших в операции "Дунай".

Сайт и форум 20-й танковой Звенигородской Краснознаменной дивизии.

Сайт "Всемирная история" - статьи, книги, энциклопедии и карты.

Сайт 159 Таллинского Краснознаменного ИАП

Сайт Виртуальный гарнизон,27 гв. МСД, г.Галле\Заале ГСВГ (ЗГВ)

Сайт Назад в ГСВГ (Сергей Лобанов) 

Сайт Всемирная история

Сайт Таганрогский Многопрофильный Общеобразовательный Лицей N4

Ростовская областная общественная организация ветеранов воинов-интернационалистов "Кубинцев". Председатель Денисов Владимир Георгевич. Тел.: +79185791280