Кто же они...

 История знает много примеров по оказанию военной и интернациональной помощи другим государствам. В свое время Фидель Кастро высоко оценил политическую, экономическую и военную помощь со стороны Советского Союза, иначе революция была бы обречена на поражение.

  Благодаря всесторонней помощи и поддержке, которую оказали Демократической Республике Вьетнам Советское государство и другие социалистические страны, героическому вьетнамскому народу удалось защитить свою родину от агрессоров.

  Выполнение интернационального долга со стороны как Вооруженных Сил Советской Армии, так и армий стран-участниц Варшавского договора по защите социалистических завоеваний и борьбе с контрреволюцией, нашло свое отражение в документах ХIV съезда Компартии Чехословакии в 1971 году.

  Советские воины с чувством высокой ответственности выполнили свой патриотический и интернациональный долг.

  Однако, по непонятным причинам бывшие воины Советской Армии, принимавшие участие в Чехословацких событиях, не являются интернационалистами. И который год по счету они будут украдкой и скромно вспоминать об этом 23 февраля и 21 августа. А последние годы и 15 февраля, когда отмечается День воина-интернационалиста.

  Хотелось бы надеяться, что этот вопрос в будущем сможет прокомментировать вновь назначенный Министр Обороны РФ Герой России генерал армии Шойгу С.К., который всегда в любой обстановке относился к солдату с большим уважением.

  И действительно, у ветеранов операции «Дунай» до сих пор хранятся Памятки, Грамоты (ВЛКСМ) и Благодарности от Министра Обороны СССР за выполнение интернационального долга.

  

Для справки: Грамота Президиума Верховного Совета СССР изготавливалась двух видов:

- с надписью на развороте: «За мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга в Республике Афганистан»;

- с надписью на развороте: «За мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга».

 

   Согласно Приказа Министерства  Обороны СССР №220 от 05.07.1990 года был дополнен «Перечень государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации» Республикой Куба. По непонятным причинам Чехословакия (единственная!) в список не была включена, и, как следствие, вышеуказанные грамоты не были вручены бывшим военнослужащим, выполнявшим интернациональный долг в этой стране в 1968 году. И если сегодня бывшие воины-интернационалисты операции «Дунай» не признаются таковыми, то кто же тогда они?

"Возвращаясь в гущу событий 68-го"

 (Авт.) Анализируя деятельность ряда частей в ходе выполнения боевых задач, встречаешься с материалами, представляющими повышенный интерес. Особенно, когда они исходят от непосредственных участников, очевидцев событий.

  Одним из таких примеров явился факт издания в Москве в 2005 году книги "Летим в Чехословакию" полковника в отставке Кукушкина А.В. В ней описываются конкретные действия подразделений 7-й гв. Воздушно-десантной дивизии под командованием генерала Горелова Л.Н., которые ложились в основу официальных боевых донесений Главному Командованию операции.

  На период подготовки и проведения операции, в целях координации 7-й и 103-й воздушно-десантных дивизий, а также взаимодействия с соединениями других родов войск и армий стран Варшавского договора была создана оперативная группа из состава командования ВДВ СССР.

  Руководство оперативной группой возглавил известный десантник, заместитель Командующего воздушно-десантными войсками генерала армии Маргелова В.Ф. – генерал Курочкин Константин Яковлевич. В состав группы вошли: начальник штаба ОГ Кукушкин А.В., а также Хохлушин Н.Н. и Голубков А.Т., за плечами которых боевой опыт Великой Отечественной войны. 

      
    Курочкин Константин Яковлевич
    Начальник ОГ
 Кукушкин Алексей Васильевич
Начальник штаба ОГ
   Хохлушин Николай Николаевич    Голубков Алексей Тихонович

    Спустя 37 лет полковник ВДВ Кукушкин А.В. в отличие от других различных публикаций и толкований с привычными, почти одинаковыми, краткими и сухими фразами, в своей книге опишет – как в действительности воины-десантники выполняли поставленные задачи.

    "С посадкой первых самолетов (как и планировалось) 2-я рота 108 ПДП (нештатная разведывательная) сразу же взяла под контроль КДП и другие диспетчерские службы, заняла и блокировала аэровокзал; 72 отдельная разведрота дивизии перекрыла дороги, ведущие в аэропорт, обеспечила охрану и оборону прибывающего десанта.

   Посадка самолетов и разгрузка их проходили быстро и организованно. Освобождающиеся от десанта самолеты тут же взлетали, освобождая полосу и рулежные дорожки для других.

   Увидев массовую посадку военных самолетов и заслышав первые выстрелы, значительная часть работников аэропорта и пассажиры в панике разбежались, оставив свой багаж и автомобили.

  К 4.30 - 5.00 21.08 дивизия была полностью десантирована.

  Прага еще спала и не предполагала, что через час в город войдут до 8 тысяч вооруженных до зубов десантников.

  Полки, точнее их боевые группы, после высадки устремились в город к захвату и блокаде намеченных объектов.

   Первой в город вошла 72 разведрота дивизии на боевых разведмашинах со взводом самоходок АСУ-57 и взводом СПГ-9 (станковых противотанковых гранатометов). Разведчиков вел начальник разведки дивизии подполковник Серегин Михаил Владимирович.

  Миновав мост через Влтаву, разведчики наскоро уточнили район размещения объектов захвата и устремились к дому правительства и резиденции А. Дубчека. Улицы практически были пустыми, жители Праги еще спали.

  Обезоружив охрану, ошеломленную внезапным появлением десантников, разведчики стремительно ворвались в здание. Разоружив внутреннюю охрану, приступили к выполнению главной задачи.

  Первым был выведен из строя коммутатор, при котором дежурили трое связистов. На вопрос, где кабинет Дубчека, один из них указал глазами на второй этаж.

  В это же время группа сержанта Карпова проникла в подвальное помещение и вывела из строя правительственный узел связи.

Бросок, и десантники во главе со ст. лейтенантом Крючковым Ю.А. уже перед дверями кабинета с членами ЦК и Правительства.

   У Дубчека шло совещание, которое началось еще с вечера 20 августа. Внезапное появление десантников буквально ошеломило всех присутствующих.

В кабинете, кроме Александра Дубчека были: Смрковский, Кригель, Шимон, Шпачек, Млинар и др., всего 26 человек.

  Подполковник Шишкин В.Я. вспоминает:

-        «Захожу в кабинет Дубчека, полно народу. Я поприветствовал их. но в ответ - презрительное молчание. И вдруг заявляет Кригель: «Господа?! Что это за армия пришла к нам?!» Мы ответили ему, что пришла Советская Армия для защиты чешского народа и завоеваний социализма в ЧССР и добавили: «Господа! Просим Вас сохранять спокойствие и порядок. Охрана Вам будет обеспечена».

Офицеры вспоминают:

-  «Дубчек попытался звонить Брежневу Л.И., но ст. лейтенант Жаднов в вежливой форме отказал ему, обрезав шнур телефона».

Млинар заявил нашим офицерам: «Мы рассчитывали, что ваши части появятся у нас где-то часов в 10 -11. Мы заседали всю ночь и не предполагали, что вы застанете нас врасплох».

  В последующем Смрковский и Кригель попытались открыть окна и обратиться к прибывшей разъяренной толпе демонстрантов, но офицеры, охраняющие их, запретили это делать.

Вели они себя грубо, вызывающе, требовали авторитетных представителей, а также связи с Червоненко.

  Затем, когда состоялось решение о встрече Брежнева и Людвика Свободы в Москве для обсуждения дальнейших действий, Дубчек, Смрковский, Кригель и Шимон были выведены через хоздвор и под руководством полковника Коршуна А. С. и под охраной разведчиков на бронетранспортере доставлены в аэропорт к самолету для последующего полета в Москву.

В целом задача по захвату здания и блокированию работы партийных органов было выполнено разведчиками быстро, четко и без каких-либо силовых излишеств. При этом отличились:

- заместитель командира роты старшин лейтенант Якуб Е.И. и ефрейтор Дюкарев. Они первыми ворвались в здание; в последующем, они же с группой разведчиков на двух БрДМ и СУ-85 блокировали здание газеты «Руде-Право» и освободили из под ареста редактора этой газеты Швестку;

-  группа младшего сержанта Карпова. Она быстро обнаружила центры связи, отключила ЦТС и коммутаторы;

- лейтенант Костеля с группой младшего сержанта Литвиненко А.И. блокировали и организовали охрану всех входов и

выходов из здания;

- старшие лейтенанты Крючков Ю.Н. и Притолюк, разведчики младший сержант Корнеев П.Н. и рядовой Киманов быстро организовали изоляцию и охрану Дубчека и его группы.

  Умело действовал старший лейтенант Руденко (зам. командира роты по связи). Он с группой радистов обеспечил надежную связь начальника разведки со всеми разведгруппами, с командиром дивизии, а также связь представителя Советской Армии при Генеральном штабе ЧНА с генералом Гореловым Л.Н. подполковником Серегиным М.В. в ходе всей операции.

 Руководство этой операцией осуществлял подполковник Серегин М.В.

  К 15.00 21.08 на помощь 72 орр к зданию ЦК КПЧ подошел танковый батальон майора Родионова от танковой дивизии 20А. Родионов быстро организовал внешнее кольцо охраны всего комплекса зданий от подошедшей толпы демонстрантов. В течение почти трех суток (до 23.08) разведрота и танкисты несли охрану и отбивались от яростной толпы горожан пытаясь по-доброму разъяснить им цель нашего прихода в Прагу и политику Советского Союза, не поддаваясь но явные провокации и злобные оскорбления Тем не менее за эти трое суток от рук хулиганов и провокаторов получили ранение пять человек, т.ч. двое десантников.

 А как же шли дело на других направлениях и объектах Праги, в т.ч. у Дома Правительство?

2-я рота 108 гв ПДП, выполнив задачу на аэродроме Рузине, с батареей 85мм самоходок на захваченных в аэропорту автобусах в шестом часу устремилась в город к Дому Правительства.

  Подъехав к зданию, быстро спешилась, одним взводом блокировала здание с внешней стороны, а отделением сержанта Павлова блокировала входные ворота. Самоходная батарея CУ-85, взвод СПГ-9 артиллерийская батарея полка прикрыв подступы к Дому Правительства со стороны городской площади и мостов через р. Влтава.

  В это же время лейтенант Графов с четырьмя группами десантников ворвался в здание, нарушил связь и изолировал Правительство.

  В 6.40 подполковник Гордиенко (зам. командира 108 гв. ПДП) и командир 2-ой роты старший лейтенант Тарабанов вошли в зал, где заседало Правительство ЧССР.

 Члены Правительства были буквально шокированы появлением десантников.

Офицеры после рассказывали:

- «Черник (председатель Правительства) встал, подошел к отдельному столу и заплакал».

  Подполковник Гордиенко попросил всех членов Правительства находиться на своих местах и ждать дополнительных указаний.

  В это же время сводный отряд 108 гв. ПДП под руководством подполковника Титова десантом на самоходных установках АСУ-57 и захваченных автомобилях выдвинулся к зданию МВД и окружил его, блокировав все подходы. Группа из 12 десантников во главе с Титовым ворвалась в помещение, разоружила сотрудников и приказала собраться всем в одной из комнат, где они были взяты под охрану. С прибытием специальной группы офицеров, десантники передали им всех задержанных.

  Между тем толпа провокаторов в это время пешим порядком и на автомобилях пыталась прорваться к зданию. Десантники с трудом двое суток сдерживали их натиск и только 23 августа группа Титова была снята с охраны этого объекта.

  Как известно, Пражская военно-политическая академия была рассадником оппозиционных настроений и контрреволюционных взглядов не только среди военных. Ее сотрудники активно поддерживали любые вылазки оппозиции и откровенной контрреволюции.

  Ее захватом и блокадой лично руководил командир 108 гв.ПДП подполковник Соколов. Его сводный отряд в 8.30 ворвался на территорию академии, перекрыл все входы и выходы, блокировал казарму солдат, общежитие офицеров и главное здание академии.

 Личный состав был обезоружен. С прибытием других подразделений блокирован был весь академический городок.

  Однако этим дела на объекте не закончились. Полковник Рубаник Н.С., бывший тогда начальником штаба полка, вспоминает «После блокады академии мы в одном из помещений развернули штаб полка. Сначала все было спокойно. Но вдруг по нам открыли огонь, десантники ответили. Из наших никто не пострадал, но радиостанция Р-125 была повреждена».

  Важным объектом считался штаб 2А ПВО.

3-й батальон 108 гв. ПДП в 7.00 со всеми мерами охранения вышел в район расположения штаба.

8-я рота старшего лейтенанта Мокрушина, развернувшись в цепь, блокировала здание с внешней стороны.

  Взвод сержанта Солуянова и взвод СПГ-9 лейтенанта Киселева ворвались в здание, разоружили охрану и офицеров штаба,отключили каналы проводной связи и прекратили работу радиостанций.

 Другие подразделения батальона проверяли автомобили на стоянке во дворе штаба, рабочие кабинеты и чердачные помещения. И не зря. В чердачных окнах были обнаружены готовые к стрельбе пулеметы.

  Большинство офицеров штаба, в т.ч. и начальник встретили десантников крайне враждебно.

  Важнейшими источниками контрреволюционной и антисоветской истерии были Пражский радиоцентр и телевидение.

  На блокаду радиоцентра был нацелен сводный отряд 119 гв. ПДП под командованием зам. командира полка подполковника Бурова Л. Г.

  Этот отряд смог выйти из Миловице где-то в 7.30 утра. Проводником добровольно вызвался чешский солдат. Однако к радиоцентру отряд вышел лишь к 8 часам. В центре города уже собралась мощная толпа демонстрантов численностью около 7-8 тысяч человек.

  Собравшиеся жители выкрикивали оскорбительные антисоветские фразы, лозунги, ругательства.

  Сам радиоцентр был окружен баррикадами из тракторов,автокранов, автомобилей, трамваев.

  Отряд был вынужден остановиться. В солдат тут же полетели комки грязи, зажженные пачки бумаги, пустые бутылки. Наиболее наглые провокаторы плевали в лица солдат, обзывая их самыми оскорбительными словами.

  Только колоссальной выдержкой удавалось сдерживать ответные действия солдат.

Лишь к полудню отряду с большим трудом и с помощью танков удалось растащить баррикаду, прорваться в радиоцентр и прекратить его работу

  Первый батальон 119 гв. ПДП имел несколько задач.

 Вот что вспоминает бывший командир этого батальона подполковник Давидовский:

- «в 5.30 наш полк приземлился на заводском аэродроме рядом с аэропортом После высадки и сбора мы изъяли с маршрутов восемь автобусов. С нами вызвался ехать в город в качестве проводника один из военнослужащих ЧНА. Он же должен был вернуть автобусы в Миловице.

Батальон наш действовал отдельно. Нам предстояло взять под охрану управление МВД. Пражский государственный университет, здание академии наук, типографию «Знание» и здание театра, что напротив академии наук, затем охранять посольство Польши и ГДР.

  К 7.00 мы вышли к Карлову мосту через р. Влтава, а к 10.00 уже все объекты были взяты нами под охрану. В это же время мы встретили генерала Курочкина, который на БТРе искал дорогу в Советское посольство.

  Свой КП я развернул в здании академии. Связь поддерживал по радио, а потом и телефону городской сети.

  В октябре все объекты сдал по акту чехам».

 На Пражский телецентр устремился другой отряд 119 гв. ПДП во главе с командиром полка подполковником Минигуловым. И ему с большим трудом удалось прорваться через разъяренную Прагу.


 Однако Шарип Минигулов все же немного опоздал. Ворвавшись в телецентр, они упустили его директора Иржи Пеликана. Торопясь, он не успел даже закрыть сейф, в котором оставил личный пропуск, пистолет, 8 тысяч крон и колоду фотографий полуобнаженных девиц.

  Вскоре этот «директор» и бывший главный комсомолец объявился за границей, откуда долгое время обливал грязью через натовские «голоса» своих земляков чехов и Советский Союз.

  Несмотря на захват радио и телевидения и прекращение их деятельности, работало множество подпольных передатчиков и передвижных радиоузлов, которые заполнили эфир провокационными передачами, грязной клеветой и призывами к активному сопротивлению.

  Было ясно, что контрреволюция загодя тщательно готовилось к подобному развитию событий.

  Захват и блокада Министерства обороны и других объектов особых осложнений не вызвали.

Артиллерийский полк дивизии не участвовал в захвате объектов. Бывший его командир полковник Красный Л. М. вспоминает, что полк был в готовности дивизионом 122 мм гаубиц поддержать действия частей дивизии из района Рузине, а несколькими батареями нес охрану мостов через р. Влтаву.

Таким образом, ко второй половине дня 21 августа все намеченные планом объекты были заняты и блокированы

Главная задача 7-ой гв. дивизии была выполнена блестяще."

  (Авт.) Гвардии подполковником в отставке В.Г. Давидовским из личного архива были любезно предоставлены фотографии тех лет:

 Генерал Горелов Л.Н. и подполковник Калядин А.Н. подводят итоги десантирования.

 Рузине. Встреча командующего ВДВ Маргелова В.Ф. и командарма 20-й армии Величко И.Л. с офицерами 7-й  гв.ВДД. (Фото из личного архива Давидовского В.Г.)

 Со временем, по мере стабилизации обстановки, у личного состава появилась возможность привести в порядок снаряжение и обмундирование. А затем состоялся первый парад…

 

      Первый парад 7-й гвардейской дивизии ВДВ на аэродроме Рузине. На переднем плане сохранившейся фотографии 1-й парашютно-десантный батальон 119-го ПДП (в/ч - 10075). Впереди – командир батальона гвардии подполковник В.Г. Давидовский. ЧССР, конец сентября 1968 года.

 

 Генерал армии Маргелов В.Ф. вручает орден Красной Звезды гв.подполковнику Давидовскому В.Г., 1968г.

 

  После возвращения  в место постоянной дислокации в г. Капсукас (Литва). Крайний слева -гв. майор Мальцев Ю.И., четвертый слева- начальник штаба гв.подполковник Давидовский В.Г., далее-командир 119-го гвардейского парашютно-десантного полка гв.подполковник Минигулов Ш.Х., Герой Советского Союза гв. майор Малышев В.А., гв.старшина Хорхордин и др.

                                                

 

  Начальник штаба 119-го гвардейского парашютно-десантного полка 7-й гвардейской воздушно - десантной дивизии ВДВ СССР гв.подполковник Давидовский В.Г., 1970 г.                                  

                                               

 

 

…Спустя более четырех десятков лет В.Г. Давидовскому довелось вновь побывать в тех местах, где когда-то выполнялись поставленные задачи.

 

                  2 августа 2010 года. Прага, Карлов мост.


             (Авт.) Это наша история.  Фотографии личного архива предоставлены Серебряковым Александром Анатольевичем из Литвы.

 

Рассвет 21 августа 1968 г. После приземления в Рузине. На переднем плане командир 7-й гв. воздушно-десантной дивизии генерал Горелов Л.Н.

 

     Вместе с военнослужащими 22-го МСП Болгарской Народной армии в районе аэропорта. Август 1968 г., ЧССР.

 

 После выполнения боевых задач – на первом параде 7-я гвардейская дивизия ВДВ на аэродроме Рузине. Заместитель комдива полковник Коршун А.С. докладывает генералу Горелову Л.Н. о построении дивизии и готовности для проведения парада. Чехословакия, сентябрь 1968 г.

Доклад о готовности командующему Воздушно-десантными войсками ВС СССР Герою Советского Союза генералу армии Маргелову В.Ф.

 

Прохождение торжественным маршем.

 

 Командующий ВДВ генерал армии Маргелов В.Ф. принимает парад.

 

 Рукопожатие командующего ВДВ с командиром 119 гв. парашютно-десантного полка Минигуловым в знак признательности и благодарности.

  

  В центре – командующий ВДВ генерал армии Маргелов В.Ф.. Справа – командующий 20 гв. ОА ГСВГ генерал-лейтенант танковых войск Величко И.Л. Слева – комдив 7-й гв. ВДД генерал-майор Горелов Л.Н.  Крайний слева – заместитель комдива 7-й гв. ВДД полковник Коршун А.С., крайний справа гв.подполковник Ковенев Ю.Ф.,третий слева-направо – командир 119-го гв. ПДП Минигулов Ш.Х. Внизу сидит в центре зам.командира 119-го ПДП гв.подполковник Буров Л.Г. , правее гв.подполковник  Смирнов.

 

Фото на память с командующими.

 

Командующий ВДВ генерал армии Маргелов В.Ф. ставит последующие задачи.

 

Прилет правительственной делегации.

 

 Возложение венков к памятнику погибшим советским воинам при освобождении Праги в 1945 году.

 

 Этому малиновому берету тоже исполняется 45 лет, который принадлежит и хранится как дорогая память в семье ветерана военно-стратегической операции «Дунай».

 (Авт.) О выполнении боевых задач в ходе операции «Дунай» и о роли подразделений 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии поведал в своих воспоминаниях  и боевой офицер, фронтовик – Николай Федорович Шевченко. В своей книге «Мои дороги», изданной в 1999 году в г. Вильнюсе, бывший майор оперативного отдела штаба 7-й гв. ВДД, впоследствии назначенный начальником разведки дивизии, обстоятельно описал события 1968 года, выдержки из которой публикуются ниже:

 

                                 

 

                                          

 Август 1968 г. в Праге. Гвардии майор Шевченко Н.Ф. – первый слева – и.о. начальника оперативного отдела 7-й гв. ВДД.

 О подготовке дивизии к выполнению задач автор озаглавил  как «Десант готовится к прыжку».

 " В июле 1968 года нашу дивизию в полном составе вывели на аэродромы с целью проведения учения. Одновременно началась подготовка к десантированию на Прагу. Дивизия была рассредоточена на 15 аэродромах Литвы, Латвии и Белоруссии. Для подъема в воздух всей ВДД потребовалось 5 дивизий военно-транспортной авиации, что составило 500 самолетов. Десантирование в Праге предполагалось осуществить на трех аэродромах посадочным способом после их захвата. В городе были намечены и распределены между частями, подразделениями основные объекты для захвата, блокирования, а также их удержания до подхода наземных войск, которые будут введены в Чехословакию с территории ГДР и Польши. В числе основных объектов,намеченных для захвата, были: аэродромы (в первую очередь), здание правительства, президентура, министерства обороны и внутренних дел, воинские части, телевидение, театры, центральный почтамт, тюрьмы и другие объекты.

   Каждая группа захвата, получив задачу, изучала свои объекты по снимкам и картам, разрабатывала планы своих действий, проводила тренировки, отрабатывая способы действий в условиях города.

   В середине августа мы направили в Прагу трех командиров полков и офицера штаба дивизии для осмотра и изучения своих объектов, как говорится, на местности. Они привезли из Праги наряду с ценными сведениями одну неприятную новость. Оказывается, наши противники тоже не дремали. Из трех аэродромов два были закрыты. Причем таким образом, что воспользоваться ими стало невозможно ни посадочным, ни десантным способом. Взлетно-посадочные полосы были загромождены различной техникой: бульдозерами, тракторами, кранами, автомашинами и тому подобным. Безусловно, эта информация представляла огромную ценность. Можно себе представить, что бы случилось, если бы мы узнали об этом уже в процессе операции.

   В рабочем состоянии оставался аэропорт Рузине - центральный международный аэропорт Праги. Мы получили распоряжение из штаба ВДВ о том, что будем десантироваться на один аэродром всей дивизией. Способ десантирования - посадочный или на парашютах - будет уточнен накануне.

   Я в это время исполнял обязанности начальника оперативного отдела подполковника Калядина, который, в свою очередь, замещал начальника штаба дивизии. Такая ситуация позволила мне быть в курсе всех дел по подготовке десантирования на Прагу.

  Одновременно начали командно-штабные учения войска Варшавского Договора, нацеленные на участие в ликвидации мятежа в Чехословакии.

     Командующий вызывает в Москву

19 августа в штаб дивизии, развернутый на аэродроме в Паневежисе, позвонил командующий ВДВ генерал армии Маргелов В.Ф. Он потребовал у комдива, чтобы тот немедленно отправил в Москву начальника штаба с замыслом действий для его утверждения и передачи важных указаний, которые нельзя передать по телефону.

В это время начальника штаба дивизии не было, и комдив, согласовав с Маргеловым, отправил в Москву меня.

Я немедленно вылетел в Москву на четырехмоторном самолете АН-12 с документами и двумя сержантами охраны, вооруженными автоматами. В аэропорту Внуково меня ждала машина. К пяти часам я приехал в штаб ВДВ, размещенный в скромном на вид здании на улице Матросская тишина. В этот момент офицеры суетливо покидали штаб. Я успел застать Маргелова в кабинете, доложил о прибытии. Он сказал мне, что выезжает сейчас на похороны маршала Рокоссовского, а я должен ждать его в приемной, пока он не вернется.

Я прождал командующего до утра. В 8 часов он вошел в свой кабинет и пригласил меня Командующий просмотрел мою карту с планом города Праги и обозначенными для захвата объектами и утвердил. Однако накануне выяснилось, что на карте не обозначено здание ЦК КПЧ. Пожалуй, в этом была причина моего срочного вызова, подумал я. Сбоку на карте Маргелов написал своей рукой: "Командиру 7-й ВДД приказываю в первую очередь захватить здание КПЧ, арестовать Дубчека, Смрковского, Шпачека, Цысаржа. Всех отправить в Москву". Ниже он указал свою должность, фамилию и расписался. После этого командующий в двух словах объяснил мне, что записанное на карте он не мог передать по телефону. Потом добавил:

- Вылетай немедленно и передай мой приказ командиру дивизии, чтобы он из своего резерва немедленно выделил специальную группу десантников для выполнения этой задачи. Передай, что это главная задача дивизии.

Я возвратился на аэродром в Паневежисе к обеду и сразу передал командиру дивизии приказ Маргелова. Выполнение этой задачи было поручено начальнику разведи! подполковнику Серегину Михаилу Владимировичу.

В этот же день после ужина в 19 часов по всем аэродромам был отдан приказ: "Всему личному составу дивизии надеть парашюты и погрузиться в самолеты, ждать команды на взлет".

Команда на взлет поступила после 24 часов.

Начало операции

  В первом самолете разместились наш передовой командный пункт. 80 солдат-разведчиков, командир дивизии генерал Горелов Лев Николаевич, я с четырьмя радистами и документацией, пять офицеров-диспетчеров от авиации и представитель от артиллерии.

 Перед нашей группой стояла задача по захвату здания аэропорта, замене чешских диспетчеров на наших. О захвате аэропорта Рузине я должен был сообщить по радио в Москву и в группу наших войск в ГДР.

 Самолет, в котором мы летели, пилотировал сам командир авиационной дивизии, а наш комдив все время находился рядом с ним. После взлета комдив приказал мне, чтобы я наблюдал в иллюминатор при подлете к Праге. Если будут зажжены огни с двух сторон взлетно-посадочной полосы, то значит, мы сможем совершить посадочный десант, если нет, придется десантироваться на парашютах.

 Долго мы летели к Праге. В воздухе нас сопровождали все время истребители. Наконец показались огни ночной Праги. Приближаясь к аэродрому, мы обнаружили наличие огней вдоль посадочной полосы. Поступила команда "снять парашюты!" Самолет пошел на посадку, ровно в 4 часа утра.

  После посадки наш самолет сразу свернул в направлении здания аэропорта и помчался к нему напрямую на полном ходу.

  Остальные самолеты тоже, только коснувшись бетонной полосы и пробежав немного вперед сворачивали в сторону, чтобы освободить полосу для последующих самолетов.

 Наш самолет остановился метрах в 400 от здания аэропорта. Мы быстро покинули борт корабля. Я дал команду "к бою", десантники развернулись в цепь и быстро побежали в направлении здания. В боевом порядке подразделения бежали и командир дивизии, и диспетчеры.

  У здания аэропорта раздался шум двигателей автомобилей. Работники и служащие аэропорта в панике покидали аэропорт на машинах в сторону города. Раздались два выстрела в нашу сторону, никого не задевшие. Наши солдаты открыли ответный огонь. Мы с комдивом остановили их. Когда наша цепь приблизилась к зданию метров на 50, от центрального входа в нашу сторону побежал человек, по- русски крича на ходу. "Не стреляйте! Не стреляйте!"

  Подбежав к боевой цепи, он приостановился в поиске старшего. Я схватил его за руку и спросил, что ему надо.

 - Скорее побежали за мной! - крикнул он в ответ и первым вбежал в здание аэропорта.

 В здании аэропорта десантники действовали быстро и решительно согласно отработанным заранее приемам. Все знали, что кому делать. Вся публика была сосредоточена в одном конце зала и контролировалась группой солдат. Мы с командиром дивизии и остальными гвардейцами вместе с мужчиной, встретившим нас, поднялись на пятый этаж, где был оборудован диспетчерский пункт. В диспетчерской комнате было пусто, ни одной живой души. Вся аппаратура была брошена включенной. Звенели телефоны. Авиационные диспетчеры, прибывшие вместе с нами, быстро сели за пульты управления. Человек, который нас завел сюда, сказал:

 - Вот и все. моя миссия закончилась. Дальше действуйте согласно своему плану. Затем он быстро сбежал вниз по лестнице. Я не успел даже спросить, кто он такой, но было очевидно, что он действовал в нашу пользу и нетрудно было предположить, что он являлся сотрудником нашей спецслужбы.

 С пятого этажа было хорошо видно, как приземлялись наши самолеты. Они быстро разбегались в разные стороны с бетонной посадочной полосы, освобождая ее для других самолетов. Десантники быстро покидали корабли и группами уходили в город

 Сначала каши радисты развернули радиостанцию на крыше диспетчерского пункта, но из-за помех, вызываемых турбогенераторами, установить связь не удалось. Пришлось выйти во двор аэропорта и здесь снова развернуть аппаратуру. Сеанс связи прошел успешно. Я передал войскам в ГДР и в Польше о начале десантирования посадочным способом. Затем мы развернули командный пункт на втором этаже. К нам начала поступать информация из города о действиях групп захвата. Прибытие и посадка наших самолетов продолжались до восьми часов утра.

 От групп десантников, действующих в городе, начали поступать сообщения о том, что улицы города заполнены массами людей, разгоряченных, с плакатами, шумно пытающихся препятствовать передвижению наших солдат. Потерь с обеих сторон еще не было.

  Вскоре мы получили доклад от начальника разведки дивизии подполковника Серегина о том, что его группа подошла к зданию Министерства обороны, во дворе которого находится около батальона возмущенных солдат. На площади перед зданием - полно народу.

 Командир дивизии приказал Серегину продолжать движение к зданию ЦК КПЧ и арестовать, кого положено, а меня с резервной группой направил к Министерству обороны. В составе резервной группы были взвод десантников, 4 бронетранспортера типа БРДМ, одна самоходка АСУ-57 и две машины с радиостанциями.


                                                                                                В Министерстве обороны

   Когда мы подходили к зданию МО, нас догнал на своей машине командир дивизии. Мы с большим трудом добрались через толпу к зданию министерства. Я приказал развернуть боевые машины задней частью к подъездам здания, а орудиями и пулеметами в сторону разъяренной толпы. Мы старались никого к машинам не подпускать.

  Я с отделением солдат подбежал к центральному входу и начал автоматом стучать в дверь. Дверь открылась, и перед нами показались трое очень солидных на вид гражданина. За ними стояли пять чешских офицеров, а еще дальше группа солдат.

 Один из гражданских лиц, стоявший впереди всех, сказал:

 -Я военный атташе Советского Союза в Праге генерал Ямщиков. С кем имею честь говорить?

 Я сразу подумал, не провокация ли это и решительным голосом ответил:

 - Согласно приказу я должен войти в здание. Прошу посторониться.

 - Вы все сделаете только с моей помощью. Для этого мне нужно связаться с вашим командованием, - ответил мужчина.

 Наш разговор слышал комдив и быстро подошел к нам. Он был, как и все десантники, в комбинезоне без погон. Военный атташе, еще не зная, что это подошел наш комдив, продолжал:

 - Поставьте отделение солдат у входа, а я проведу вас на второй этаж к министру обороны генералу Дзуру. Вот эти офицеры, - он показал рукой на стоявших за ним чешских полковников, - нам помогут.

 Я расставил отделение солдат у входа, военный атташе закрыл дверь на замок и повел нас всех на второй этаж.

 Вскоре мы оказались в кабинете министра обороны. Здесь перед нами представилась следующая сцена: генерал Дзур сидел в своем кресле в бессознательном состоянии. Двое докторов пытались уколами и массажем привести его в чувство. Рядом стояли начальник генштаба и еще два генерала.

Наш военный атташе обратился к начальнику генерального штаба:

 - Вот перед вами руководство советского десанта. Здание занято, ваше сопротивление бесполезно.

 В это время вышел вперед наш комдив и представился.

 Нам сразу же предложили занять пустую комнату рядом с кабинетом министра и помогли развернуть там КП. Нам содействовали несколько чешских полковников со значками на мундирах нашей военной академии. Но другая группа офицеров в открытые окна звали толпу на помощь. Комдив приказал убрать из здания всех, кто препятствует нашим действиям, в том числе батальон солдат, стоявший во дворе. При помощи лояльных к нам чешских офицеров нам удалось отправить на машинах из здания всех, кто препятствовал нашим действиям.

   В это время огромная толпа людей подошла к зданию и к нашим машинам. Разъяренные люди мгновенно перевернули машину ГАЗ-69, в которой находились наши связисты. Вытащили из кабины водителя и, опрокинув его на землю, стали отнимать автомат. Я видел эту картину из окна второго этажа и дал несколько очередей из автомата поверх толпы. Многие разбежались, кто-то упал на асфальт. В мою сторону полетели камни. Я тогда понял, что только решительными действиями мы сможем отбиться от этой толпы и, бросив гранату в окно, побежал вниз к выходу. Толпа немного разбежалась и отошла от наших машин, но продолжала еще кричать и махать руками. Я дал еще несколько очередей поверх толпы, что подействовало как холодный душ, и большинство народа, оценив мою решительность, разбежалось в разные стороны. Затем я подбежал к водителю и развязал ему руки. Машину мы поставили на колеса, а водитель подогнал ее вплотную к нашим БРДМ.

  Между тем, по радиостанции мы получали информацию о ходе операции. Как оказалось, нигде не удалось обойтись без стрельбы. В саперном батальоне погиб один сержант и два солдата были ранены.

                                                                                                 Беспокойная Прага

 Первые двое суток действий в Праге нам с командиром дивизии пришлось довольно прилично помотаться по городу, принимая непосредственное участие в захвате объектов, когда ситуация этого требовала особенно остро. Иногда комдив отправлял меня одного. Однажды я ехал на БРДМ по улице. Чтобы лучше ориентироваться по городу, я вылез в люк, открыл карту и подавал команды механику-водителю, куда ехать. В это время из окна одного из домов начали раздаваться угрожающие крики. Я успел поднять голову и увидеть, что в нашу сторону из открытого окна мужчина бросил гранату. Мгновенно я нырнул в люк и попытался захлопнуть крышку, но не плотно. Граната ударилась о борт машины и разорвалась. К счастью, никто не пострадал. Я открыл люк и дал автоматную очередь по гранатометчику. Нам было приказано первыми не стрелять, но на один выстрел мы имели право ответить десятью.

  На второй день утром на одной из площадей были установлены наши зенитки. По боевым расчетам орудий периодически вели огонь из чердака одного дома. Личный состав зенитных орудий вынужден был постоянно прятаться в подъездах ближних домов. Во время обстрела был ранен наш сержант - командир расчета. Мне было поручено разобраться в обстановке и принять меры.

  Я подъехал к площади на БРДМ. Наши орудия стояли по кругу площади. Мне показали дом напротив площади с четырьмя чердачными окнами, из которых вели огонь по зенитчикам. Я принял решение дать залп по чердачным окнам из гранатометов. Для этого я отобрал гранатометчиков и приказал зарядить их и изготовиться к стрельбе по окнам. Затем собрал гвардейцев и сказал:

- Я не приказываю, а прошу , кто может выбежать на площадь к своим орудиям. Нашлось трое добровольцев. Я выбрал одного сержанта и разрешил ему бежать к орудию.

 Когда сержант побежал, из чердачных окон раздались выстрелы. Я тут же дал команду гранатометчикам на поражение цели. После залпа гранатометов крышу, как языком слизало - вся она взлетела на воздух. Я первым вышел на площадь. Больше выстрелов небыло. За мной вышли расчеты к своим орудиям. Я при всех обнял и расцеловал сержанта за смелость. Из других чердаков тоже больше не осмелились стрелять. Инциндент был исчерпан, и я уехал на КП.

Министр обороны Дзур

  От нашего разведчика я узнал подробности нейтрализации министра обороны ЧССР генерала Дзура. Это событие непосредственно связано с приказом нашей авиации и десантникам приготовиться к взлету, полученному 20 августа ровно в 19 часов.

 В это время Дубчек отдал распоряжение всему руководящему составу после окончания рабочего дня не покидать своих мест, а ожидать важного решения, которое будет направлено во все инстанции власти.

 Это распоряжение Дубчека мгновенно стало известно в Москве. Министр обороны СССР маршал Гречко позвонил немедленно военному атташе генералу Ямщикову и приказал ему быть ровно в 19 часов в кабинете Дзура. Он сообщил, что будет передавать для министра обороны ЧССР важное сообщение. Ямщиков должен был следить за реакцией генерала Дзура и не допустить, чтобы министр передал какие-либо распоряжения своим войскам. Ровно в указанное время в кабинете Дзура раздался телефонный звонок.

- Ямщиков у вас кабинете? - Гречко.

- Да, у меня,- подтвердил Дзур.

- Хорошо. В таком случае я прошу вас внимательно меня выслушать и выполнить все мои распоряжения, сказал наш министр.Затем он продолжал:

 - Через несколько часов войска стран Варшавского Договора перейдут границу Чехословакии и к утру будут в Праге, Братиславе и других городах. История ставит перед вами, генерал, сложный вопрос: с кем вы, кто вы? Я убедительно прошу вас не давать чехословацкой армии никаких распоряжений. Противодействие ваше и армии действиям наших войск будет бессмысленным и только приведет к ненужным жертвам. Хорошенько подумайте и все вопросы решайте с Ямщиковым. Будьте благоразумны, - сказал наш военный министр и положил трубку.

Генерал Дзур, выслушав советы маршала Гречко, до утра не мог прийти в себя. Он ни с кем не разговаривал и никому никаких распоряжений не отдавал. Всю ночь в его кабинете провел начальник генштаба чехословацкой армии. Дзур не разрешил и ему отдавать какие-либо распоряжения армии. Ямщиков со своими тремя сотрудниками до утра просидел в приемной Дзура.

Рано утром чешский министр узнал о десантировании в Праге нашей дивизии, и потерял сознание. Мы зашли в его кабинет в то время, когда два врача оказывали ему медицинскую помощь, приводя в сознание. Именно таким образом случилось то, что чехословацкая армия в августовских событиях участия не принимала.

Домой

  Благодаря нейтралитету чехословацкой армии и решительным действиям войск Варшавского Договора, блестяще организованному посадочному десанту нашей и Витебской воздушно-десантных дивизий очень скоро в стране был наведен порядок. Волнения прекратились. Вместо митингов люди начали ходить на работу, наладилась нормальная жизнь.

   Все это обошлось ценой минимальных потерь с обеих сторон.

  Вскоре первым секретарем ЦК КПЧ был избран Густав Гусак, который сумел поднять уровень идеологической работы в стране на нужный уровень.     Значительную роль сыграл президент ЧССР Людвик Свобода, командовавший в годы Великой Отечественной войны 1-й Чехословацкой дивизией.

  Солдаты всех родов войск проявили высокий моральный дух и понимание поставленных задач.

  В современных условиях подавление мятежа контрреволюционных сил в ЧССР оценивается как ликвидация демократии, оккупация.

  В первых числах октября 1968 года наша 7-я воздушно- десантная дивизия с чувством исполненного долга отправилась в эшелонах к местам своей дислокации.

 Через два месяца после августовских событий накануне Октябрьских праздников пришел приказ министра обороны о присвоении мне звания подполковника, а вслед за этим в дивизию приехал командующий ВДВ генерал армии В.Маргелов. В Каунасском Доме офицеров в торжественной обстановке он вручил ордена и медали офицерам, отличившимся при выполнении воинского долга в Чехословакии.

 Ордена Красного Знамени получили заместитель комдива полковник Коршун А.С., начальник разведки дивизии подполковник Серегин М.С. и командиры трех ПДП.

Семеро офицеров управления дивизии, в том числе и я, были награждены орденом Красной Звезды. Всего было награждено 35 человек.

    

 (Авт.) Спустя 45 лет мы вновь мысленно возвращаемся в гущу событий 1968 года. И помогают всем нам в этом ветераны операции, на плечах которых была колоссальная ответственность.

 

 


 

Дружественные сайты и организации

Сайт  сослуживцев – 10-го отдельного танкового батальона и  6-й гвардейской отдельной мотострелковой Берлинской ордена Богдана Хмельницкого бригады, которые много лет дислоцировались в Берлинском районе Карлсхорст.

Сайт "Дунай" В.П.Сунцева - члена Президиума Житомирского областного Союза воинов-интернационалистов, работающего над поиском в/частей, участвовавших в операции "Дунай".

Сайт и форум 20-й танковой Звенигородской Краснознаменной дивизии.

Сайт "Всемирная история" - статьи, книги, энциклопедии и карты.

Сайт 159 Таллинского Краснознаменного ИАП

Сайт Виртуальный гарнизон,27 гв. МСД, г.Галле\Заале ГСВГ (ЗГВ)

Сайт Назад в ГСВГ (Сергей Лобанов) 

Сайт Всемирная история

Сайт Таганрогский Многопрофильный Общеобразовательный Лицей N4

Ростовская областная общественная организация ветеранов воинов-интернационалистов "Кубинцев". Председатель Денисов Владимир Георгевич. Тел.: +79185791280