Наш комдив 20-й танковой...


   В течение долгих лет опубликовать мемуары, воспоминания и материалы командира 20-й танковой дивизии СГВ генерала И.Л. Жебрунова, в силу политических обстоятельств не представлялось возможным. И только в 2000-м году, когда Ивана Леонидовича уже не было в живых, под эгидой Военной Академии Генерального Штаба Вооруженных сил Российской Федерации с участием дочерей генерала Татьяны и Ольги удалось опубликовать его книгу «Августовские дни», в которой он охарактеризовал непосредственно тот период времени. Это повествование одного из многих командиров боевых соединений, принимавших участие в военно-стратегической операции «Дунай». Ниже приводятся выдержки из книги Жебрунова И.Л.: «…Я, прослуживший в Польше свыше семи лет, готовился по замене на Родину, в Советский Союз. Тем более срок, установленный для службы за границей в пять лет, давно уже для меня прошел.

  Такова жизнь офицера. На одном месте редко кто долго задерживается, переезды обычное дело, тем более за границей, где срок службы ограничен и строго соблюдается. Да, признаться сказать, и семья соскучилась по родным местам. Так считал не только я, но все офицеры, выслужившие установленное время службы за границей. Тем более с нетерпением ожидали демобилизации младшие командиры и солдаты, которые должны были увольняться в связи с истечением трехлетнего срока действительной военной службы.

 Однако время распорядилось по-своему. В одну из ночей в феврале месяце меня разбудил телефонный звонок. Три часа ночи. Командующий приказал прибыть с охраной в штаб группы. Подобных вызовов за довольно длительный срок моей службы в Польше не было. Несмотря на небольшое время для поездки, менее часа, я пытался разгадать, что случилось. Что означает вызов с охраной ночью? Какие могут быть события? Теряясь в догадках, подъехал к штабу, вхожу в здание. Кроме охраны никого нет, в штабе затишье. В приемной - адъютант командующего, встал и сказал: «Входите, Вас ждут». Не успел доложить о прибытии, как командующий сказал: «Садитесь. Возьмите пакет, нам приказано его вручить Вам. Вскройте пакет - прочтите. Продумайте, что неясно - спрашивайте. Получите карты. Все это должен знать пока только один человек - командир дивизии. Готовьте дивизию к выполнению указанной задачи».

 Задача поистине была неожиданной для меня и необычной: "антисоциалистические элементы в Чехословакии готовят переворот, ... партийное и государственное руководство дезорганизовано. Быть готовым оказать интернациональную помощь народу и Коммунистической партии Чехословакии ... По приказу войти в город Прага». Заранее оговорюсь, что эта задача была впоследствии для дивизии заменена на ... «войти в Южночешскую область».

 И далее следовала задача: форсированным маршем (430-450 км за сутки) войти в Южночешскую область, установить контакты с партийными, советскими органами, армией, службами безопасности, милиции, изолировать контрреволюцию, не допустить организации вооруженного выступления, обеспечить нормализацию обстановки, помочь КПЧ восстановить социалистический порядок, нормальный трудовой ритм.

 Расписавшись за документы, без лишних вопросов, я убыл из штаба Группы войск.

 Какие мысли обуревали меня в пути из штаба в дивизию?

 Прежде всего, какая-то внутренняя гордость за то высокое доверие, которое этой задачей оказывалось дивизии и мне - как ее командиру - командованием Советской Армии, а значит Коммунистической партией и Советским правительством. Отсюда реально встала и та высокая ответственность за выполнение интернациональной задачи.

 Для меня было абсолютно ясно, чтобы эту задачу решить, надо прежде всего хорошо знать общую обстановку в ЧССР, с чем придется встретиться в ходе марша и на месте в Южночешской области. В соответствии с этим должна быть перестроена вся подготовка до выполнения задачи, правильно и грамотно принято решение на походное построение с учетом возможного развития событий как внутри Чехословакии, так и у западных соседей по НАТО.

 Итак первый вопрос - обстановка в Чехословакии, действия контрреволюции.

 Для меня здесь было много неясного и противоречивого, из печати ранее известно было только одно - ЧССР строит социализм. Наши люди - туристы, официальные делегации – с восторгом отзывались о добром отношении к нам в Чехословакии. Фактически, как оказалось потом, обстановка была не такой, как мы ее представляли.

 По дороге одни вопросы наплывали на другие. Как могла поднять голову контрреволюция в ЧССР? В чем выражаются ее действия? Что делать, если будет применено против Советских войск оружие? Как выполнить задачу без кровопролития? Как готовить дивизию? Где главное направление подготовки личного состава?

 В академиях вопросы интернациональной помощи не рассматривались. Поэтому ни академические разработки, ни материалы прессы, не давали ответа на поставленные вопросы.

 В тоже время никакой информации по событиям в ЧССР в это время у меня не было. Не у кого было проконсультироваться, посоветоваться. Просчеты при выполнении данной задачи могли иметь непоправимые последствия. Да и поставленная задача исключала возможности с кем-либо совещаться.

 Встали большие и малые проблемы по подготовке к решению ответственной задачи. Главная сложность состояла в том, чтобы, не раскрывая содержания поставленной задачи, всю партийно-политическую, воспитательную, психологическую работу организовать в интересах бескровного выхода в указанные районы, полностью избежать человеческих жертв.

 Каждый участник интернационального похода должен был, прежде всего, глубоко осознать политическое значение своих действий на территории дружественной страны, быть интернационалистом и в тоже время обладать умением распознать друзей и врагов, действовать, где нужно быстро и решительно. Здесь встал вопрос о характере действий контрреволюции в ЧССР.

 У меня, да и офицеров дивизии, было представление о контрреволюции, как о массовом вооруженном выступлении.

 Забегая вперед, надо отметить, что в таком "чистом" виде мы ее не увидели. Однако события в дальнейшем показали, что контрреволюция в Чехословакии приняла широкие масштабы и специфические формы, конечной целью которых была дезорганизация партийного и государственного руководства.

 Передо мной встала задача: всеми доступными способами добыть данные о фактическом положении дел в ЧССР, в том числе и в Южночешской области. Как оказалось в действительности - это было делом не легким.

 Большую помощь оказали нам польские пограничники и, в частности, командир пограничной бригады полковник Генрих Хмеляк. Пограничники, по долгу своей службы, всегда в курсе событий, происходящих в районах, примыкающих к границе. Наконец перебежчики, пресса, литература.

 Последующие события с большой полнотой раскрыли лицо контрреволюции в Чехословакии, ее опасность для социалистических завоеваний…

 … Южночешская область занимает особое положение в Чехословакии. Прежде всего, это непосредственный рубеж, разделяющий социализм и капитализм. ФРГ, Австрия с одной стороны, ЧССР с другой. Здесь проходят стратегические коммуникации с Востока на Запад. На удалении 60-80 км располагаются соединения группировок войск НАТО.

 Оценивая сложившуюся с момента получения задачи обстановку, мы понимали:

 дивизию надо готовить к возможным боевым действиям с войсками НАТО в случае их вмешательства;

 личный состав должен быть хорошо подготовлен к решительному пресечению любых коварных действий враждебных сил;

 необходимо изъять оружие, боеприпасы, средства связи, антисоветскую литературу у контрреволюционных элементов;

 оружие применять только в случаях, не терпящих отлагательства, установить связь с командованием Чехословацкой народной Армии;

  не допустить враждебных выступлений Чехословацкой армии;

 установить связь с организациями КПЧ, местными властями, милицией, органами безопасности;

 помочь упрочению народной власти фактом присутствия войск и гуманными, доброжелательными действиями по отношению к населению;

 с приходом в районы Южночешской области установить контакты с рабочими и служащими предприятий, сотрудниками  учреждений, местным населением, молодежью, развернуть разъяснительную работу о целях и задачах ввода советских войск;

 раскрыть перед трудящимися области истинные цели идеологов "свободы слова", "свободы печати" и др.;

 всей системой воспитательной работы среди личного состава дивизии добиться четкого и ясного понимания интернационального долга, безупречного его выполнения с гордостью и достоинством.

 Поставленная задача включала совершение марш-броска по двум маршрутам (430 и 420 км.) в течение одних суток, что явно перекрывало темп форсированного марша, установленный нашими уставами. При этом в любой момент мы должны были быть готовыми, двигаясь таким образом на больших скоростях, в то же время, сохранить компактность. Совершать подобные форсированные марши в такие ограниченные сроки мне не приходилось. К этому надо добавить, что движение танков по твердому покрытию шоссе для механиков-водителей создавало дополнительное напряжение. Маршруты проходили через густонаселенные пункты, что осложняло регулирование движения. Предстоящий для дивизии марш большой протяженности в ограниченное время потребовал от нас изучения имеющегося опыта длительных маршей в практике Советской Армии. Мы организовали практические занятия по вождению танков на участках с твердым покрытием. Для этого был использован участок заброшенного шоссе. Основного механика-водителя танка и бронетранспортера на некоторое время планировалось подменять офицером, с тем, чтобы дать возможность основному водителю отдохнуть в ходе напряженного марша. В данной обстановке не планировалось делать длительные привалы, осуществлялись короткие остановки для подтягивания колонн, осмотра машин, их дозаправка горючим, устранение небольших неисправностей.

 При подготовке к такому маршу пришлось организовать с офицерским составом, предназначенным для замены механиков-водителей танков, бронетранспортеров, а также и колесных машин дополнительно вождение этой техники. Все это потом дало свои положительные результаты. В тематику тактической подготовки мы внесли темы, ранее не изучавшиеся, такие как "Борьба с диверсантами", "Организация охраны тылов и коммуникаций", "Методы захвата аэродромов". Особое внимание было уделено организации регулирования при прохождении городов, дозаправке боевых и транспортных машин в минимальное время, обеспечение запасными частями техники для устранения неисправностей и поломок в ходе форсированного марша.

 В огневой подготовке большое место заняли стрельбы из личного оружия офицеров, гранатометание. Особое внимание уделяли огневой подготовке личного состава тыловых подразделений, так как они наиболее уязвимы при нападении из засад.

 Позволю себе остановиться более подробно на вопросах партийно-политической работы и боевой подготовки перед походом в Чехословакию. Полученная нами задача потребовала усиления политической работы, и, прежде всего, в вопросах воспитания всего личного состава в духе интернационализма. Людям нужно было объяснить не только сложность поставленной задачи, но и добиться правильного понимания своих действий.

 Сложность задачи состояла в том, что мы шли с оружием в руках в дружественную нам страну, где есть и друзья, и активно выступающие враги. А как их различить? Доверенное советским воинам оружие могло быть применено в крайних случаях и только против врагов. А какие это крайние случаи? Где гарантия того, что оружие ошибочно не может быть использовано во вред, против трудового народа? Этого мы не должны были допустить. Это было бы непоправимой ошибкой, которую никто и никогда нам бы не простил.

 В этой важной работе мы руководствовались славной историей наших Вооруженных сил. История показала, что врагов мы победили потому, что ясно сознавали цели борьбы и безгранично были преданы идеалам социализма. Матерью победы всегда являлась воинская дисциплина. Это для нас в данной обстановке имело большое значение….

 …В годы Великой Отечественной войны, поднимая народ на беспощадную борьбу с врагом, партия следовала ленинским заветам. Беспредельная преданность Родине, пламенный советский патриотизм, верность военной присяге, готовность до конца выполнить приказ в годы Гражданской и Великой Отечественной войн порождали изумившую мир стойкость и героизм Советской Армии…

 … Кроме лекций о международном положении во всех подразделениях были организованы беседы фронтовиков, посвящённые роли Советской армии в разгроме фашизма на территории ЧССР. В частности, лекции посвящались Карпатско-Дуклинской операции 2-го Украинского фронта, проведенной в 1944 году, Мораво-Остравской операции апреля 1945 года, Пражской операции 1945 года, помощи словацкому восстанию и др. Наряду с этим также были организованы выступления перед солдатами, сержантами и офицерами участников боев за освобождение Чехословакии от немецко- фашистской оккупации. На одной из таких бесед удалось присутствовать. Перед личным составом разведывательного батальона выступил его командир, участник боев за освобождение Чехословакии от фашистских захватчиков подполковник Карасев. "Мы, советские воины, думали тогда, в 45-ом, вступая на Чехословацкую землю, о том, как лучше выполнить наш интернациональный долг, изгнать немецко-фашистских захватчиков, помочь нашим братьям чехам и словакам установить социалистический порядок у себя. Сейчас цель нашего похода - отстоять социализм"…

 Самым  трудным моментом для нас явилось уяснение сложного и противоречивого положения в ЧССР и определения разумных действий на территории страны. Дело в том, что в печати не было никаких материалов об обстановке в стране, а короткой информацией здесь обойтись было нельзя. Наши солдаты, сержанты и офицеры - это люди широкого кругозора. Для них требовалось дать правдивую информацию и внести полную ясность, тем более, что предстоящая задача требовала высокой выдержки от наших людей, ясного понимания своего интернационального долга и правильного определения своих действий…

 … Мы старались использовать максимально возможности руководящего состава дивизии и полков побывать на политических занятиях, партийных собраниях непосредственно в роте, батарее, провести непринужденные беседы с солдатами. Пример в этом показывали старшие начальники. Так в дивизии накануне похода были: Маршал Советского Союза Якубовский И.И., генералы Шкадов И.Н., Кузнецов Ф.Ф., а 17 августа 1968 года Министр Обороны СССР Маршал Советского Союза Гречко А.А., генералы Епишев А.А. и Штеменко С.М.


 Каждый раз встречи старших начальников заканчивались непринужденными беседами с солдатами и офицерами. Последнее посещение дивизии Министром Обороны было продолжительным. Андрей Антонович Гречко заслушал меня о готовности дивизии к выполнению поставленной задачи и остался доволен. После беседы с отдельными солдатами и офицерами приказал построить батальон.


 Выступая перед строем, подробно остановился на задачах по повышению боевой готовности, полевой выучки, бдительности, интернациональном характере задач Советской Армии. По окончании встречи с солдатами Министр дал мне некоторые практические указания по выполнению предстоящей задачи и убыл из дивизии. Министр глубоко знал военную службу. Общение с ним было для нас всех настоящей учебой и подняло моральный дух воинов непосредственно перед началом похода.

 Вопросы боевой подготовки дивизии для выполнения предстоящей задачи требовали целеустремленной перестройки. Прежде всего, дивизию нужно было готовить к необычному по напряженности скоростному маршу, который требовалось совершить за одни сутки. Это требовало подготовки на каждую боевую машину дополнительно механика водителя из числа офицерского состава и других членов экипажа. Спланировали дополнительное время для вождения машин этой категории водителей. Учитывая, что в ходе выполнения задачи, в динамике развития событий не исключены были возможные боевые действия и с войсками ФРГ, центральными направлениями в ходе занятий были:

 - совершенствование тактической и тактико-специальной подготовки;

 - ведение стрельб из всех видов оружия;

 - отработка возможных вариантов борьбы с десантами и диверсионными группами противника;

 -совершенствование управления;

 Особое внимание уделено было ночной подготовке. Все отрабатываемые вопросы были максимально приближены к условиям боевой действительности. Днем и ночью не прекращались стрельбы на полигонах, вождение боевых машин. Много труда, энергии вложили командиры полков, полковники Бондаренко, Архипов, Дашков, Иванов, мои заместители - полковники Черепович, Пилютин. Все занятия проводились с выставлением оценок. За месяц до выступления штаб дивизии и штабы частей были посвящены в содержание предстоящей задачи в полном объеме и со знанием дела напряженно работали по решению всех вопросов, связанных с походом. Штаб дивизии возглавлял полковник Кириллов, оперативный отдел - полковник Горелик, штаб артиллерии - полковник Куркин, противовоздушную оборону – полковник Большунов. Все они участники Великой Отечественной войны, окончившие военные академии люди большого воинского мастерства, высокой дисциплины и исполнительности.

 К августу месяцу был достигнут высокий уровень подготовки, каждый хорошо знал свою задачу, понимал, что от него требовалось.

 Настроение было приподнятое. Ждали приказа…

 …Поступающая информация о положении в ЧССР подтверждала, что с каждым днем контрреволюция активизировалась.

 Медлить было нельзя, поход должен был быть внезапным, стремительным, высокоорганизованным. С другой стороны, все понимали, что эта задача большой значимости, особенная, необычная, требующая тщательной, всесторонней оценки всех возможных обстоятельств, могущих возникнуть при ее выполнении. Действительно, кроме враждебных элементов, колеблющихся, сомневающихся, мы встретимся с рабочим классом, трудовым крестьянством, интеллигенцией, истинными коммунистами. Поймут ли правильно они наше вступление на территорию страны. Ведь их о нашем вступлении в страну предупредить заблаговременно нельзя, контрреволюционные элементы могут упредить и собрать свои силы, поднять вооруженное восстание. Может быть кровопролитие. А как бы его не хотелось. Поэтому вся подготовка к походу сохранялась в исключительной тайне, нахождение дивизии в районе и все передвижения проводились под видом тактических учений.

 И в то же время, как бы мы не хотели применять оружие, в случае вооруженного сопротивления вхождению наших войск, на огонь мы вынуждены будем отвечать огнем. Это - логика борьбы, поэтому нас не переставало волновать, как поведут себя войска НАТО? Ведь они реально находятся у границ ЧССР. Мы имели данные о проходивших в это время на территории ФРГ маневрах у границ Чехословакии. А как поведет себя Чехословацкая народная армия, когда будут двигаться колонны советских войск?

 Мы понимали, что нужно было быть готовым ко всему, главное при переходе границы - максимальные скорости движения с тем, чтобы сам этот факт парализовал, вырвал из рук контрреволюции всю инициативу. Нужно было выиграть время. А потом в ходе марша, при кратковременных остановках, в конечных районах на территории страны восстановить дружеские взаимоотношения с народом, каждым шагом своего пребывания и поведения показать гуманность наших целей. Все это должно было сочетаться с высокой бдительностью и боевой готовностью. Быть начеку!...»

 Далее приводим выдержку из книги И.Л. Жебрунова о начале похода:

 «…И так наступил день выступления - 21 августа. Для нас это начало политического, интернационального и военного экзамена. Проведенная не раз до этого дня проверка показала готовность к выполнению задачи. Ночь с 20 на 21 августа. Разведчики и наблюдатели доложили о том, что у границы спокойно, войск нет. Что же, ничего не поделаешь, все должно быть по уставу, впереди разведка. За два часа до перехода границы я с оперативной группой выехал к границе на наблюдательный пункт, а за полчаса до перехода границы части дивизии начали движение. И вот к этому времени, как часто бывало и на фронте, встала проблема связи. Прибыв на наблюдательный пункт, я связался по телефону "ВЧ" с командующим Группировкой генералом Шкадовым И.Н. и доложил ему обстановку. Получил указание: "Переход границы только по указанию верха". До ранее установленного времени перехода через границу оставалось 40 минут. И вот связь выключилась. Мои попытки восстановить ее были безрезультатны, а время шло. Осталось 25 минут до установленного ранее времени перехода границы. Как быть? Без сигнала двигаться было нельзя. Если будет отменен ввод, а мы выступим без сигнала, - это будет преступление. Будет также преступлением, если мы не выступим вовремя по сигналу, который до нас не дойдет по причине неисправности средств связи. Положение становилось напряженным. Долго же я буду это помнить! К счастью, примерно через 5-6 минут, а они показались мне чертовски длинными, восстановилась связь, и я получил команду "вперед". Даю по радио условные сигналы. Все командиры сигнал приняли правильно. Марш начался. Вот граница. Разведчики беспрепятственно прошли ее и оторвались от авангардов. Дальше положение круто изменилось. Первые доклады авангардов на правом маршруте гласили: "В городе Люберец молодежь в спешке возводит баррикады, беспорядочная стрельба с чердаков зданий". Без применения огня прошли на максимальной скорости с закрытыми люками танков. Hа левом маршруте дивизии в г. Капустин авангард танкового полка встретил баррикады и отдельные выстрелы. Прошел тоже на максимальных скоростях, не открывая огня. Мною дана команда "Не открывая огня из танков, на максимальных скоростях двигаться по указанным маршрутам". Вскоре в эфире начали действовать подпольные радиостанции, в числе которых радиостанция г. Ческе-Будеёвице, столицы Южной Чехии.

 Я со штабом дивизии двигался в голове колонны главных сил на правом маршруте - через город Либерец. И вот, при подходе к городу мы увидели восстановленные баррикады, услышали одиночные выстрелы из чердаков и подвалов. Я вынужден был остановиться для выяснения обстановки, находясь в радийной машине ГАЗ-69. В это время из чердака одного из зданий раздались выстрелы, на машину посыпался кирпич и камни. Осколки разбитого лобового стекла автомобиля врезались мне в лицо и шею, я решил перейти в танк. Увеличив скорость танка, раздвинули баррикады и пошли по  маршруту.

 На левом маршруте события развивались аналогично. Баррикады. Стрельба с чердаков зданий. Появились антисоветские листовки. Надо заметить, что времени после перехода границы прошло всего 3-4 часа. Обстановка, таким образом, с первых же часов движения доказала существование организованного подполья, создаваемого в течение длительного времени, задолго до нашего вступления.

 Скорости движения увеличились. Вскоре стали поступать тревожные доклады. Баррикады возводятся во всех крупных населенных пунктах, переставляются дорожные знаки, появляются антисоветские листовки, усилились передачи подпольных радиостанций, появились надписи на зданиях домов. Трудности встали перед военнослужащими, машины которых остановились по причине технических неисправностей на дорогах. Наши люди в этих случаях проявляли исключительную выдержку, инициативу, мужество, так как они подвергались всевозможным нападкам враждебных элементов, и при этом продолжали выполнять свои задачи. Вот некоторые из примеров.

 В городе Колин неизвестными с пьедестала памятника был стянут тягачом советский танк Т-34, стоявший с 1945 года, поставлен на пути движения и закрыл проход технике. Движение было остановлено. Подоспевший танк освободил проход.         Специальная         машина- водомаслозаправщик остановилась на дороге для устранения неполадок. Ее окружили молодчики и стали забрасывать листовками, угрожать расправой. Водитель машины рядовой Полищук потребовал от них удалиться и не мешать ему работать, а листовки собрать и порвать. Подъехали два мотоциклиста и стали накалять обстановку. Тогда Полищук из автомата дал очередь вверх, и приказал сжечь листовки, иначе он откроет огонь. Молодчики опешили, собрали все эти "труды", сожгли и после чего удалились. Рядовой Полищук догнал свою колонну.

 В районе южнее города Колин колонна автомашин тыла была забросана бутылками с горючей жидкостью, при этом санитарная машина с медикаментами сгорела.

 Командир полка подполковник Бондаренко доложил о гибели командира танка, который при прохождении населенного пункта открыл люк и был обстрелян неизвестными. Расследование этого трагического случая было безрезультатным.

 Движение продолжалось, вертолет в воздухе принимал от нас донесения. Во второй половине дня правая колонна подошла к городу Табор. Волновал вопрос, как поведет себя чехословацкая народная армия. У меня не было никаких данных, какие указания получила от своего командования чехословацкая армия о том, как нас встречать. Действия в данной обстановке могли быть самыми внезапными и трагическими. К счастью, всё прошло спокойно. Командир авангардного батальона правой колонны майор Зайцев доложил, что подойдя к штабу округа, он установил связь с командующим - генералом Василем Вало. Генерал Вало в это время информировал соединения военного округа о вхождении союзных войск и поставил им задачу установить с нами связь.

 К исходу дня 21 августа части дивизии вошли в указанные районы Южночешской области, передовые части закрыли пограничные пункты с ФРГ и Австрией, взяты были под контроль аэродромы, радиостанции, здания партийных и правительственных органов города Ческе-Будеёвице и в районах области. Задача на первом этапе была выполнена успешно…»

  «…Ночь с 21 на 22 августа прошла в штабе дивизии и частей за уточнением обстановки в занятых районах, организацией охранения и ведения разведки. В лесу, в 1 км восточнее Борок – окраины г. Ческе-Будеёвице - по штабу дивизии примерно в 3 часа ночи было произведено несколько автоматных очередей. На прочесывание леса нами было послано отделение автоматчиков. Автоматчики, развернувшись в цепь, дали несколько ответных очередей. Вскоре стрельба прекратились, в 700-800 метрах от штаба был обнаружен бетонированный бункер с оружием и боеприпасами. В бункере находилось: 3 автомата, 10 винтовок различных образцов, 2 ящика патронов и 4 ящика ручных гранат чешского производства. Штабом дивизии было дано указание усилить охрану штабов, осуществить прочесывание окружающей штабы и подразделения местности...».

  «…В середине дня 22 августа я выехал в город Ческе-Будеёвице с группой штабных офицеров проверить, как выполняется требование, поставленное мною перед мэром города и начальником милиции. Одновременно планировал установить личные контакты с управлением госбезопасности, райкомом и обкомом КПЧ, командованием дивизии Чехословацкой народной армии.

 Ческе-Будеёвице - центр Южной Чехии. Красивый город, много цветов, приятное сочетание старой архитектуры и новых жилых кварталов. Правда, в те дни не было ни времени, ни настроения подробно рассматривать архитектуру. На окраине города нас встретила разъяренная толпа. Решили остановиться, вышли из машины. Стали здороваться. Все молчат, никаких ответов. Враждебные лица. Из толпы выходит молодой человек, возбужденно выкрикивает: «Вы оккупировали нашу страну. Что будете делать с нами?» Подойдя к этой группе вплотную, мы объяснили причины и цели ввода советских войск. Полковник Грабченко в конце беседы сказал: "Наши войска, как видите, в городе не заняли ни одною дома. Все, в основном, расположены в лесах. Поэтому вас мы не оккупировали…

 ….Двигаемся дальше. Заходим во двор управления безопасности  области, где нас дружелюбно встретил начальник управления полковник Франтишек Поганка. Он был в курсе событий. По всем вопросам действий в сложившейся обстановке мы договорились. В заключение встречи полковник Поганка сказал: "Ваш приход нам необходим и сделали вы это своевременно. Мы теперь уверенно будем работать, и совместными усилиями восстановим нормальное положение в области. Чешские люди скажут вам спасибо за помощь". Практическими делами органы безопасности доказали преданность делу социализма, и в наши дни мы вспоминаем их работу с благодарностью.

 После беседы в управлении безопасности по сложившейся обстановке мы изменили план поездки и убыли в расположение войск, находящихся в городе и окрестностях. Части безукоризненно выполняли свои задачи, находясь в полной боевой готовности.

  Во многих местах водоисточники в расположении наших войск были отключены. На аэродроме, где была осуществлена посадка нашей авиации, была выведена из строя вся система освещения и сигнализации, в результате один самолет потерпел аварию при посадке. Охранение частей ночью в трех местах было обстреляно из проходивших автомашин.

 24 августа в наш штаб прибыл командир чехословацкой дивизии полковник Вацлав Лафек с группой офицеров. Он заверил, что личный состав дивизии правильно понимает обстановку и цели вступления союзных войск. "Мы поддерживаем этот исторический акт. Советская Армия - наша братская армия. Будем работать вместе, чтобы не дать контрреволюции сдвинуть нас с социалистического пути развития»,- заявил он. Это нас обрадовало. Забегая вперед, надо отметить, что с первых дней нашего вступления в Чехословакию и до отправления эшелонов обратно в ноябре 1968 года, между частями Советской Армии и частями Чехословацкой Народной Армией имелось взаимопонимание, крепла дружба. Но все это достигнуто было не сразу. Были здесь и негативные моменты…

 …. Части дивизии решили также одну из важнейших задач, которая заключалась в осуществлении контроля за работой пограничных пунктов на границе с ФРГ и Австрией с целью недопущения проникновения враждебных элементов с Запада на территорию Чехословакии.

 До прихода советских войск западные границы Чехословакии под фальшивым предлогом "сближения" с ФРГ были фактически открыты. 22 августа передовые подразделения частей дивизии вышли к пограничным пунктам ЧССР с ФРГ и Австрией. Внезапное появление наших танков у пограничных пунктов было полной неожиданностью как для пограничников, гак и дли колонн, идущих в ЧССР машин, для всех туристов. На некоторое время граница была закрыта. Пограничники с пониманием отселись к задаче советских войск по укреплению границы. Разобрали все вопросы возможного взаимодействия, в том числе, в случае появления возможных неожиданностей.

  Чехословацкие пограничники вместе с нашими офицерами и солдатами приступили к проверке всех грузов, документов, личностей туристов. Увидев советских офицеров и солдат, нашу военную технику, большинство из туристов возвращалось обратно. Надо отметить, что уже в последующие дни резко сократился поток машин.

 В своей массе пограничники оказались на высоте требований обстановки. Они перестроили свою работу, усилили режим досмотра и проверок. В дальнейшем, убедившись, что пограничный режим восстановлен, мы отвели танки от границы в установленные места. Пограничники своими силами продолжали службу.

 Деловые и товарищеские взаимоотношения сложились у нас с командованием пограничной бригады. Были организованы дружеские встречи пограничников с нашими солдатами и сержантами.

 С чувством глубокого уважения вспоминаю я командира пограничной бригады полковника Карела Совкупа, заместителя командира пограничной бригады по политической части подполковника Алоиса Гуменного…»


 В октябре 1968 года обстановка в целом имела тенденцию к элементам стабилизации. Начался процесс взаимоотношений, в первую очередь, с военнослужащими чехословацкой армии.

 Выдержка из воспоминаний И.Л. Жебрунова:

 «…Перед вступлением на территорию Чехословакии всех нас волновал вопрос, как поведут себя генералы, офицеры Чехословацкой народной армии, каково их отношение к Советской Армии?

 21 августа 1968 года. Центральный военный округ, командующий округом генерал Василь Вало отдал приказ соединениям военного округа встретить советские войска, установить с ними связь, сохранив при этом нормальную рабочую обстановку. Об этом мы узнали сразу же от командира авангардного батальона.

 За период нашего пребывания в ЧССР не было ни одного конфликта между нашими и чешскими солдатами. И в этом немалая заслуга командира дивизии ЧНА полковника Вацлава Лафека, а также командующего округом генерала Василя Вало.

 Большая заслуга принадлежит и командирам всех степеней дивизии. Надо отметить, что многие политработники из числа молодых, вновь назначенных, не поняли обстановки, поэтому они выступили против советских войск. Однако, никакой поддержки среди офицеров и солдат они не получили. Генерал Вало объяснил нам, что пройдет немного времени, и эти настроения отпадут. Он оказался прав. Если в первые дни среди личного состава ЧНА были попытки отдельных политработников объяснить вступление наших войск как оккупацию, то уже через месяц подобных выступлений не было. Я хотел бы отметить заслугу в этом товарищей Вало и Лафека. Они терпеливо разъясняли офицерам сущность происходивших событий. Командир дивизии полковник Лафек с первых дней прихода советских войск установил с нами связь, деловые контакты. Терпеливо и настойчиво организовывал разъяснительную работу среди личного состава дивизии и гарнизона в связи с вводом советских войск. Кропотливо, со знанием дела, им была организована боевая подготовка, мероприятия, направленные на укрепление дружбы и сотрудничества с нашими войсками.

 Вспоминается исключительная оперативность в положительном решении командующим округом генералом Вало многих вопросов, возникавших в той непростой обстановке.

 Вспоминаю одну из встреч с тов. Вало в сентябре месяце. Причиной этому послужило выступление политработника артиллерийского полка против союзных войск. Тов. Вало  внимательно разобрался с данным случаем. Офицеру всё было терпеливо разъяснено. Никаких дисциплинарных мер к нему принято не было. Надо сказать, что это имело лучшие последствия, нежели после каких бы то ни было взысканий, которые правые могли использовать в своих пропагандистских целях. Вот, мол, хотят навязать свои убеждения. И оперативное вмешательство командующего округом дало свои положительные результаты. Взаимоотношения между советскими и чешскими войсками постепенно нормализовались, вскоре переросли в дружбу, деловые откровенные связи.

 Важную роль в нормализации отношений между нашими частями сыграла планомерная боевая и политическая подготовка в частях наших армий. Помню, какое большое значение в данном вопросе имели указания командующего округом. «Я дал указание организовать планомерную боевую и политическую подготовку среди личного состава войск, организовать встречи наших офицеров по родам войск для обмена опытом боевой подготовки и работы штабов. Они будут иметь большое значение, как для улучшения боевой подготовки, так и в укреплении дружеских связей», - сообщил тов. Вало мне лично. Действительно, большую часть времени у личного состава поглощали занятия, а свободное время отводилось на массовые мероприятия. Таким образом, сохранялся уставный ритм жизни и деятельности войск, а это верная гарантия хорошей дисциплины и порядка.

  Надо заметить, что большое значение в сложной обстановке взаимоотношений между нашими частями имело то обстоятельство, какой настрой дают старшие начальники, командиры. Деловое обсуждение вопросов сочеталось с дружескими беседами в кругу офицеров и солдат. Этот хороший тон взаимоотношений передавался в солдатские массы. Беседы и встречи офицеров обоих армий укрепляли деловые отношения и дружбу...»

 «….Помимо применения оружия в ходе обстрелов колонн в населенных пунктах и за их пределами, в отношении советских войск контрреволюционеры в ряде случаев остервенело, и неожиданно нападали на военнослужащих, подвергая их избиениям, стараясь причинить телесные повреждения. Тем самым преследовали и цели запугивания. И естественно, возникает вопрос: почему наши солдаты и офицеры в подобных случаях повсеместно не применяли оружие на поражение, хотя бы в целях самозащиты…

 Возможно, срабатывал фактор исполнения приказа, преобладала боязнь трибунала – с одной стороны. С другой – миссия выполнения интернационального долга  с учетом убеждения в те годы. Такая убежденность сразу не приходит. Это результат идейной кропотливой работы, в первую очередь, командиров и замполитов в частях на протяжении длительного периода времени. И неслучайно, во многих местах Чехословакии в период проведения операции «Дунай», граждане, общаясь с нашими солдатами, приходили к выводу и говорили открыто, что перед ними политработники, переодетые в солдатскую форму…

 А нам хорошо были знакомы цитаты великих полководцев: «…не меньше оружия поражать неприятеля человеколюбием…» А.В. Суворов; великий русский полководец М.И. Кутузов призывал войска, направляющиеся под его командованием за пределы Отечества, «заслужить благодарность иноземных народов и заставить Европу с чувством удивления воскликнуть: «Непобедимое русское воинство в боях, и неподражаемо в великодушии и добродетели мирных. Вот благородная цель, достойная Героев!»

 А также ряд других изречений и напутствий потомкам известных полководцев, размещенных на стендах ленинских комнат наряду с боевыми путями частей, что свято для каждого солдата….

   …Давая личную оценку подразделениям соединения генерал И.Л. Жебрунов напишет:

 «…Весь личный состав дивизии с честью и достоинством выполнял свой интернациональный долг.

 При этом было показано не только высокое воинское мастерство, но все: от офицера до солдата - выступали как убежденные пропагандисты и агитаторы среди населения. Не было ни одного случая, чтобы кто-то запятнал свой моральный облик при нахождении в Чехословакии. Напряженно работали командиры, штабы, все службы, успешно решая общую задачу.

 Мне трудно перечислить всех кто отличился в этом интернациональном походе. Это был бы длинный список, это – вся дивизия.

 Наши военнослужащие в открытой полемике на улицах, площадях давали бой эмиссарам западного мира. Я не случайно говорю «на улицах, площадях», потому, что ворота и двери большинства организаций, заводов, фабрик в августе и сентябре были для нас закрыты.

 В ответ на крики и вопли, на обращение к нам со словами "оккупанты" мы говорили: «Народы помнят, что именно советские бойцы своей грудью остановили фашистский вал у Москвы и Сталинграда, что именно Советская Армия освободила Прагу и Братиславу, что только в ходе освобождения Чехословакии от гитлеровской оккупации 140 тысяч отцов и братьев нынешних советских воинов остались лежать в ее земле. Что мы не оккупанты, если не секунды не колеблясь, жертвуем своей жизнью, чтобы не погибли женщины и дети, хладнокровно встречаем самые наглые провокации, предпочитаем действовать как агитаторы, a не как солдаты, чтобы разъяснить заблудившимся истинное положение дел?

 Что это за оккупанты, которые не занимают домов и квартир, живут в лесах, которые просят разрешения набрать воды?

 Решая поставленные перед нами задачи, итогом своей работы мы считаем укрепление чехословацко-советской дружбы, которая была заложена в огне словацкого восстания, на Дукле, в Праге в майские дни сорок пятого, скрепленной и обильно политой кровью русских, чехов и словаков. Поэтому при всех зигзагах наших отношений мы старались ее беречь и множить, где необходимо, собирать по крупинкам, проявляя максимум выдержки, хладнокровия, терпения...

… Хотя реакционным пропагандистам и удавалось ввести в заблуждение определенные слои населения Южной Чехии, они не смогли заглушить голос разума, вытравить верность социализму в массах трудящихся, в рабочем классе. И когда, по сложившейся благоприятной обстановке, мы стали собираться к выходу из Южной Чехии, к нам усилился поток людей с выражением добрых чувств за оказанную помощь. К нам приносили письма с выражением благодарности за все наши дела. В письмах было и опасение, как бы после нашего отхода не подняли голову сторонники контрреволюции. Это опасение было учтено, и в Чехословакии был оставлен контингент советских войск. Однако из Южночешской области войска были выведены в ноябре месяце полностью…»

Дружественные сайты и организации

Сайт  сослуживцев – 10-го отдельного танкового батальона и  6-й гвардейской отдельной мотострелковой Берлинской ордена Богдана Хмельницкого бригады, которые много лет дислоцировались в Берлинском районе Карлсхорст.

Сайт "Дунай" В.П.Сунцева - члена Президиума Житомирского областного Союза воинов-интернационалистов, работающего над поиском в/частей, участвовавших в операции "Дунай".

Сайт и форум 20-й танковой Звенигородской Краснознаменной дивизии.

Сайт "Всемирная история" - статьи, книги, энциклопедии и карты.

Сайт 159 Таллинского Краснознаменного ИАП

Сайт Виртуальный гарнизон,27 гв. МСД, г.Галле\Заале ГСВГ (ЗГВ)

Сайт Назад в ГСВГ (Сергей Лобанов) 

Сайт Всемирная история

Сайт Таганрогский Многопрофильный Общеобразовательный Лицей N4

Ростовская областная общественная организация ветеранов воинов-интернационалистов "Кубинцев". Председатель Денисов Владимир Георгевич. Тел.: +79185791280